ФАКТЫ БИОГРАФИИ И ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ А.Я.БОНДАРЯ

Татьяна Гришунина
младший научный сотрудник
Дружковского историко-художественного музея

ФАКТЫ БИОГРАФИИ И ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ А.Я.БОНДАРЯ
(к 100-летию со дня рождения)

uaimage.com
Бондарев (Бондарь) Алексей Яковлевич более пятидесяти лет руководил в городе Дружковке студией изобразительного искусства. Об этом человеке написано множество статей в местной печати. Интерес к личности возрос, после того, как при непосредственном содействии Бондарева в 1984 году открылся в городе музей на общественных началах, основу коллекции которого составили работы земляков-художников. Пару лет спустя Дружковский музей стал филиалом Донецкого художественного музея с определённым штатом сотрудников. Бондареву на то время исполнилось 75 лет, и он передал руководство музеем новой заведующей, но до последних дней жизни оставался неравнодушным к работе «своего детища» музея, следил за его выставками и мероприятиями, давал советы, призывал идти «по намеченному им пути» и откровенно огорчался, если к его мнению не прислушивались. Учителем всех городских художников он оставался и в 90 лет. Как все же складывалась личная и творческая судьба этого человека, тем более что вся его сознательная жизнь прошла в Дружковке?


ДЕТСТВО
Родился Алексей в Ереване 5 августа 1911 г., в семье служащего Бондаря Якова Петровича. После революции 1917 года отец Яков Петрович работал писарем-табельщиком на конном заводе в Горняке, что под Дружковкой. Совхоз Горняк №1 это бывший конезавод графа Г.Г.Елисеева и родная сторона мамы Алексея – Екатерины Александровны (в девичестве Харченко). Она рассказала сыну, каким образом её родня попала в эти края. Мамин дед Кирилл Харченко служил в царской армии рекрутом, в кавалерии московского гарнизона. После служил пятнадцать лет конюхом в московском конном манеже. А ещё позже продолжил крестьянскую работу на конном заводе Елисеева, здесь в Горняке, неподалёку от Дружковки. Прожил Кирилл Харченко 91 год. На конезаводе и в самой Дружковке, где родителям Алексея выделили комнату, ребёнку интересным и новым казалось всё. Как он позже напишет: «Я с шести лет окружён крестьянским бытом, всегда тянулся к общению. Агроном Закорин научил играть в шахматы, а бывший кадет, музыкант, режиссёр и художник Кумельский привил любовь к рисованию и театру» [1]. Эта фраза может считаться самой лаконичной автобиографией Алексея Яковлевича. Вся его дальнейшая жизнь будет тесно связана с рисованием, театром, шахматами и пропагандистской работой под лозунгом «Изобразительное искусство в народные массы!».
Учёба в школе Алексея меньше привлекала, чем общение с музыкантами, художниками, самодеятельными актёрами Дружковки. С восьми лет пошёл в начальную школу, что на посёлке Гавриловка (в том здании сейчас служба скорой помощи располагается) и шёл тогда 1919-й. Как раз в том году через Дружковку части армии Деникина отступали и много уцелевших совхозных лошадей увели. Племенных рысаков там уже не было, но отец Алексея, непосредственно работавший на конезаводе, видимо очень сокрушался по поводу происшедшего и Алексей запомнил этот эпизод гражданской войны. В 1925 году отец Яков Петрович стал работать на заводе им. Ворошилова, здесь же на территории завода была школа-семилетка им. Кима, где Алексей продолжил своё образование вплоть до 1927 года. Из школьных преподавателей Алексей вспоминал с теплотой о Мефодие Речмане – учителе рисования и черчения, он же первый профессиональный наставник по рисунку. Мефодий Фёдорович Речман в своё время окончил Киевскую рисовальную школу [2]. Ещё один представитель русской интеллигенции, о котором часто упоминал Алексей, как о своём наставнике, бывший житель Москвы Кумельский Леонид Константинович. Он оказался в совхозном клубе посёлка Горняк в 1922 году [3]. Руководил в нём художественной самодеятельностью, отдавая предпочтение режиссёрской работе в драмкружке. Постановки (спектакли) самодеятельных актёров пользовались большим успехом. Алексей Бондарь десятилетним ребёнком сыграл роль юного Тараса Шевченко, а дальше – театр увлек ещё больше. В 1926 году Кумельский перешёл работать в городской клуб им. Радченко и Алексей Бондарь стал посещать кружки этого клуба.

ВЫБОР ЖИЗНЕННОГО ПУТИ
Из автобиографии Алексея Бондаря: «Работаю рекламёром в клубе им. Радченко, получаю 45 рублей. 1928-й год – безработица, стал на биржу труда. Мне надо было заработать стаж по рабочей специальности, так как я сын служащего, а тогда на это косо смотрели. Пошёл чернорабочим: изолировал трубы, крыл крыши, разгружал вагоны». С большим вдохновением и подробно Алексей пишет о культурных событиях города и в частности о работе клуба им. Радченко: Леонид Кумельский с самодеятельными актёрами ставил спектакли, работала изба читальня, юнсекция, кружок рисования, показывали немое кино, устраивались турниры по шахматам. Алексей был участником, пожалуй, всех тех занятий, а по шахматам получил впоследствии вторую категорию за успехи.
В 1927 году для прохождения практики на Торецкий завод приехали студенты Киевского художественного института Макаренко и Плисковская. Они заинтересовались работой кружка рисования, посоветовали больше внимания уделять творческим работам, а не копированию, что для большинства ребят было новым и непривычным, но понятное дело, более передовым. Местные ребята восторженно следили за художниками-третьекурсниками. Студенты писали настоящие картины, для которых позировали рабочие завода. Алексей запишет, что впервые увидел работу о Дружковке – это панно для рабочего клуба «Отдых», выполненное Плисковской.

Слушатели рабфака при КХИ,1931г.
А.Бондарь (в очках) на переднем плане среди сидящих на земле.

В фондах музея хранятся документы и фотографии, кстати, переданные самим Бондаревым А.Я., из которых становится ясна последовательность обучения Алексея в Киеве: первый 1930-1931-й учебный год он проучился на рабфаке. О чём свидетельствует оригинал справки А.Бондаря, по которой он в 1931 году направлялся на практику в рабочий клуб Торецкого завода, справка подписана: заврабфака Пащенко и секретарём Забавской, а также фотографии, одна из них подписана рукой Бондарева А.Я. «Выпускники рабфака. Киев, 1931г.: Овчинников В., Пащенко А., Бондарь А.» [4,5]. Затем Бондарь стал учиться на недавно открывшемся отделении с ускоренной системой обучения – «политпросвет отделение», а Алексей Яковлевич называл его «театральный факультет». На этом отделении особое внимание уделялось просветительской деятельности. На новое отделение он поступил в январе 1931 года и успешно закончил весной 1934 года. На второй фотографии рукой Бондарева сделана надпись: «Студенты окончившие КХИ в 1934 году, сидят: Федянин, Грош С., Кратко Б., Ремига А., Костенко Ф., стоят: Вознюк, Бондарь А., Чалый С.» [6]. По этой причине существуют расхождения в вопросе точного количества студентов и слушателей курсов из Дружковки, тем более что один студент дружковец в 1931 году оставил учёбу, а другой Бондарь был зачислен на новое отделение художественно-педагогического факультета. Почему допускались неточности в воспоминаниях самим Алексеем Яковлевичем, можно только предполагать. Думается, что злого умысла у него не было. Восприятие событий у этого человека не в точных датах и формулировках происходило, а в образах и впечатлениях, так что впоследствии эти образы не всегда синхронно попадали «в ногу со временем» – творческая натура!
В те 1930-е годы студенты каждое лето возвращались домой в Дружковку, и спешили прийти в клуб на занятия кружка рисования. Делились впечатлениями и опытом во время каникул, готовили эскизы и этюды к своим дипломным работам здесь же. В Киеве на учёбе земляки были дружны. Вместе жили в общежитии, занимались спортом, художественной самодеятельностью, почти все играли на музыкальных инструментах.
Дружковские студенты и рабфаковцы в период учёбы в Киеве стали членами «Объединения молодых художников (митців) Украини» (ОММУ), где все учились новому пролетарскому искусству. Но в 1932 году Постановлением ЦК ВКП (б) были ликвидированы все объединения из-за организационной неразберихи и созданы более солидные Оргбюро, а с1938 г. создан Союз художников Украины. Ребята с разных отделений не пожелали расставаться вследствие прекращения существования объединения, назвались просто клубом по интересам и продолжали приходить на встречи. Среди тогдашних членов объединения Алексей Бондарь называл С.Григорьева, П.Кодьева, Меламедова, А.Пащенко, Е.Холостенко [7].
Руководство КХИ направляло студентов для обмена опытом в развитии пролетарского искусства в другие культурные центры страны. Однажды и Алексею Бондарю довелось побывать в такой поездке. Ездил в Ленинград вместе со студентами и педагогами, среди которых был профессор Андрей Иванович Таран, живописец-монументалист, преподаватель КХИ. А.И.Таран в своё время учился в Пензе, Петербурге и Париже, много интересного рассказал студентам о живописи и особенно увлекательно рассказывал о музейном деле. Эта поездка была для Алексея знаковой, весомой, впечатляющей, она дала возможность ближе познакомиться с профессором и музейным делом, повлияла на решение начать собирать художественные работы. За оставшееся время учёбы Алексей собрал коллекцию работ выпускников. После окончания института, вернувшись в Дружковку, открыл первую выставку этих работ. Во вторую выставку Алексей Бондарь включил творческие и учебные работы членов клуба по интересам, где демонстрировалась и его первая скульптура [8].
Бондарев вспоминал как, учась на втором и третьем курсе института, он вместе с Ф.Костенко и А.Ремыгой получал практические навыки, оформляя выставку «Наука» и отдельное оформление в здании Академии Наук УССР, где темы давал сам президент академии Александр Богомолец. Для студентов такая практика была высшей ступенькой признания их умений.
По окончании института Алексей Бондарь возвращается в Дружковку, а его друг, со школьной скамьи Фёдор Костенко, решает получать второе высшее образование на отделении живописи у Ф.Кричевского.

ТВОРЧЕСТВО – РАБОТА
Запись в трудовой книжке (дословно): «02.06.1934г. – принят на должность художества кино» [9]. В этом же 1934-м году Артёмовским РВК Алексей был признан непригодным к строевой службе по состоянию здоровья [10], но это не помешало ему полностью отдаться творческой работе. По договору выполнял декорации и их реставрацию для Константиновского, Славянского и Артёмовского театров, а затем стал работать художником в заводском клубе и преподавателем кружка рисования.
Можно представить, как появился новый сотрудник, выпускник КХИ Бондарь А.Я. энергичный и одержимый идеями. Ему посчастливилось работать в новом клубе ВСРМ (Всероссийского Союза рабочей Молодёжи) открытом для заводчан в 1931 году. Бондарь разделил любителей изоискусства на три возрастные группы, ввёл пленер – работу на открытом воздухе, помимо этого, пропадал в заводоуправлении и доказывал там эффективность передовых методов работы, «добывал» столы, мольберты, бумагу. Передовым направлением в самодеятельном искусстве того времени уже без сомнения считался социалистический реализм. Одобрялись работы, которые художественными средствами раскрывали трудовые успехи советского рабочего, колхозника, служащего. Поэтому в кружке рисования больше внимания стали уделять проработке психологического портрета человека труда, сюжетным сценам счастливого будущего людей и яркого радостного отдыха после рабочей смены на заводе. Под руководством Бондаря все кружковцы увлечённо рисовали, пробовали писать картины маслом. Поездки и походы на пленер сделали кружок ещё сплочённее и дружнее.
Учёба в художественном институте дала Алексею знания и веру в свои возможности. Видимо впоследствии он хотел разбудить в дружковских ребятах и девчонках подобные творческие силы, заставить и их поверить, что особое состояние, которое называют творчеством, может именно их посетить. В конце – концов, осваивать начальную науку художника, музыканта, актёра не только в Киеве, Ленинграде и Москве можно. Итогами творческой работы становились городские выставки-отчёты, к тому же при таком неравнодушном наставнике с 1936 года кружок стал называться студией и её студийцы впервые приняли участие в областной выставке.
В Дружковке 1930-х активно работал духовой оркестр, особо радуя горожан своей игрой в парке им. Блюхера (ныне парк имени «Ленинской искры»). Действовали: литературный кружок, секция молодёжных мероприятий, украинский и русский драмколлективы. Параллельно с преподавательской работой в студии Алексей не прекращал посещать русский драмкружок, где выступал в роли художника сцены и актёра одновременно. Режиссёр Леонид Кумельский в 1933 году отправился на гастроли с одним из передвижных театров страны, но его дружковский коллектив не распался и ждал новых декораций. Алексей Бондарь также принимал участие в городских шахматных турнирах. Шахматным клубом в 1930-е годы руководил А.Котов ставший позже известным гроссмейстером. В 1937 году дружковская шахматная команда из 10-ти человек (капитан команды Алексей Бондарь) принимала участие во всесоюзном турнире машиностроителей по шахматам проходившем в Киеве.

А.Я.Бондарев ведёт занятие в студии

Творческие задачи для студии изобразительного искусства Алексеем Бондарем были поставлены выполнимые. Ему хотелось, чтобы студийцы принимали участие не только в городских и областных выставках, но и в республиканских. Ему хотелось подготовить молодёжь для поступления в вузы, как когда-то его готовили. Ему хотелось, чтобы и завод гордился своими рабочими, которые пишут замечательные картины, играют в театре, занимаются спортом. Ему хотелось мужем и отцом состояться, поэтому женитьба и рождение детей также приходятся на конец 1930-х годов. Осуществлению перспективных творческих планов помешала война.

ГОДЫ ОККУПАЦИИ
Из трудовой книжки вторая запись: «02.10.1941 – уволен вследствие ликвидации клуба». После объявления войны ушли добровольцами на фронт свыше 1700 дружковцев, среди них бывшие рабфаковцы. Алексея Бондаря на войну не призвали. Он вместе с женой и двумя малышами Эликом и Людой остался в оккупированном городе. Успели эвакуироваться стратегически важные цеха завода, а также военный госпиталь №3409. В октябре 1941 года немецкие захватчики вошли в город. «Новая власть» вызывала жителей в городскую управу и находила им применение согласно своим надобностям, неподчинение приказу – расстрел. Немцы решили, что самодеятельность должна продолжать свою работу, поэтому оставшиеся в городе актёры работали, работал и Алексей, веря, как верили и другие, что делают это для своих сограждан. У Бондарева сохранилась афиша периода оккупации, на которой отмечен весь украинский и русский репертуар того периода. Украинский репертуар: «За двома зайцями», «Панна штукарка», «Хмара», «Наймичка», «Назар Стодоля» и навязанные горуправой произведения: «Мара» Винниченка, «Закон» и «Помста» Суходольского. Из русского репертуара играли комедии: «Маленькая шоколадница», «Без вины виноватые», «Женитьба», «Поздняя любовь». Внизу афиши указывается, что художественным руководителем театра был Н.Г.Голяховский, а за художественный декор отвечал А.Я.Бондарь [11].
Как будет выглядеть житье с захватчиками в дальнейшем, никто тогда не знал, но кому за работу платили хлебными карточками, а актёрам платили, имели надежду на пропитание, к тому же были обещания, что артистов в Германию не отправят. Вспоминает одна из самодеятельных актрис Татьяна Ивановна Тимошенкова, она же Тоня Любкина (в молодые годы): «Немцы искусство любили, приходили всегда на наши концерты, приходило также местное население на постановки (спектакли) и именно для них мы увлечённо играли» [12]. Но в 1943-м году та же Тоня Любкина была угнана фашистами в Германию, режиссёр драмкружка М.Г.Голяховский умер. Настроенные в начале оккупации более вальяжно фашисты к концу 1943-го года действовали жестоко, бомбили не только цеха заводов, а церковь, жилые дома. Полицаи требовали, чтобы мужское население уходило с отступающими немцами (могли быть использованы как живой щит) и поэтому горожане скрывались в близлежащих сёлах и просто в полях.
На серии рисунков А.Бондаря «Цеха завода,1943год», выполненных с натуры, видны масштабы разрушения некогда сильнейшего предприятия Донбасса. К сожалению, судьба рисунков неизвестна, сохранились только фотографии этих рисунков в альбоме студии.
В 1941 году умер Яков Петрович – отец Алексея, последние годы жизни работал на машиностроительном заводе, а в 1944 году от ран в Константиновском госпитале умер Константин Яковлевич – младший брат Алексея.
6 сентября 1943 года Дружковку освободили части советской армии. Алексей Бондарь уже с 10 сентября, по собственной инициативе возобновил работу в клубе, а с 25 сентября того же года работники клуба обслуживали три советских госпиталя, подтянувшихся в город. Алексей снова выступал и в роли актёра и в роли художника сцены. Практически Бондарь стал первым директором клуба после оккупации.

ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД
Неточность, на которую сотрудникам музея указали родственники Алексея Яковлевича – фамилия руководителя изостудии пишется и произносится Бондарев. Но на многих документах, переданных музею, мы читаем Бондарь? Оказалось, что после Великой Отечественной войны Алексею Яковлевичу Бондарю выдали документ с опиской вместо фамилии Бондарь – Бондарев, а он не придал этому событию никакого значения. Теперь живущие в нашем городе родственники Бондаря носят фамилию Бондаревы. А сам Алексей Яковлевич, хотя имел даже в паспорте изменённую фамилию, продолжал подписываться везде как Бондарь. Творческая натура!
Налаживалась мирная жизнь. Налаживал связи с культурной общественностью и Алексей Бондарев. Во время оккупации ему удалось сохранить большую часть художественных полотен и графических листов студийцев и студентов довоенного периода. После войны снова вёл переписку с Киевским художественным институтом, где когда-то учился, по поводу передачи новых учебных работ для Дружковской студии. По окончании войны земляки-художники по традиции также поддерживали связь с заводским клубом и Алексеем Бондаревым. В 1950-е годы вернулся в город, будучи артистом драмы и оперетты Леонид Кумельский.
Неоднозначно было отношение власти к тем гражданам, которые находились на оккупированной территории, как Алексей Бондарев, надо было выдержать ещё и это психологическое давление. Но как бы там не было, привычным делом не запретили заниматься. Его послевоенная трудовая книжка имеет записи связанные только с Торецким заводом им. Ворошилова, впоследствии переименованного в машиностроительный завод. Алексей Яковлевич вышел на заслуженный отдых в 1971 году, но продолжал работать руководителем студии изобразительного искусства на общественных началах вплоть до 1992 года.
Послевоенная разруха устранялась дружковцами быстрыми темпами. Люди с энтузиазмом трудились на рабочих местах, а в выходные дни возрождали очаги культуры. В 1948 году к 50-летию Торецкого завода были построены новые Донецкие проходные, стадион, бассейн с вышкой. Новые проходные Алексей Бондарь прозвал «кванинскими», по фамилии автора проекта Леонида Кванина, который с1926 года посещал кружок рисования в клубе им. Радченко, позже окончил Одесский строительный институт. Л.Г.Кванин остался другом изостудии на долгие годы.
В газетных вырезках 1950-х годов, сохранённых Алексеем Яковлевичем, уточнялось, что «программа КПСС большое внимание уделяет проблемам развития художественной самодеятельности», «не отдельные артисты, музыканты, художники, а все без исключения творческие работники должны деятельно помогать развитию народных талантов». А раз страна поддерживала, пришли снова заниматься в студию не только дети, но и рабочие завода. Студийцы Загнётов, Кабенко, Колбунов, Коржов, Мартынов, Мащенко, Чепель, Юров прошли дорогами войны. Первым делом, Бондарев и студийцы готовились к новым выставкам для цехов предприятия. Периодически устраивались выставки-просмотры для городских учреждений.
Несколько студийцев окончили курсы художников-оформителей, которые организовывались при донецком Доме творчества, иные занимались по программе московского заочного народного университета искусств Центрального дома народного творчества. Заочный народный университет искусств (ЗНУИ) единственное в своём роде учебное заведение, образованное на базе заочных курсов им. Н.К.Крупской. Педагоги энтузиасты Е.Потехина, Ф.Рогинская, И.Машков, И.Грабарь, С.Герасимов, Р.Фальк и другие дали возможность самодеятельным художникам, живущим вдали от культурных центров, совершенствоваться. Среди студийцев-дружковцев закончивших ЗНУИ: Бабенко, Коржов, Неверов, Непомнящий, Пивень, Стопкевич, Чабану, Ященко и другие.
В 1954 году Дружковская изостудия представила работы на I всесоюзную выставку самодеятельного искусства в Москве, где картина Владимира Непомнящего удостоилась почётного знака и грамоты. А уже через три года, к 40-летию Октября и 30-летию студии, новые работы демонстрировались на областной и республиканской выставке. После этого и в своём заводском клубе Алексей Яковлевич также открыл выставку, состоящую из лучших работ Бондаря, Глубокого, Кабенко, Кванина, Костенко, Куштейко, Михайленко, Сахненко, Пащенко, Ракитянского, Яценко. Выставка пользовалась успехом, отзывы превосходные [13,14].
1959 год памятен для изостудии открытием в заводском доме культуры постоянно действующей «Рабочей Третьяковки», которая была призвана демонстрировать лучшие работы студийцев. На открытие пригласили скульптора С.Т.Конёнкова, который ранее с трибуны Всесоюзного съезда художников призвал: «Пусть в каждом городе, в каждом клубе будут созданы свои небольшие, любовно собранные и сохранённые Третьяковские галереи». 85-летний Конёнков из Москвы не приехал, но в знак одобрения прислал свою работу – гипсовый макет памятника Л.Н.Толстому в Ясной поляне [15]. Вслед за Конёнковым, художники Украины, Белоруссии, России присылали живописные и графические работы. Дружковская студия приобрела популярность, о ней писали в местных и областных газетах.

Бондарев со студийцами готовит работы на Всесоюзную выставку

На II всесоюзной выставке самодеятельного искусства в Москве (1961г.) экспонировалось уже 32 работы студийцев, где героями полотен были простые советские труженики. Все 16 авторов, продемонстрировавших своё творчество, были отмечены дипломами и премированы поездками в Киев, Москву, Ленинград.
Самому невозможно организовать большую выставку, праздничную встречу или поездку. Помогать и направлять самодеятельное искусство страны были призваны профсоюзные организации. Алексей Бондарев чувствовал такого рода поддержку и неоднократно благодарил профсоюзную организацию машиностроительного завода за помощь, а также отдельных шефов студии, среди которых Е.С.Хмелько, земляки К.Ракитянский и А.Скорик – (Донецк), М.Найдёнко – (Киев), А.Чубаров, В.Кравцов, А.Куприянов, Е.Стежко, А.Ляшко, О.Чепель – (Дружковка).
Активность самодеятельного искусства в городе помогла пережить Алексею Яковлевичу личную трагедию. Его старший сын Эльмир Бондарев посещал изостудию, музыкальную школу, играл в заводской волейбольной команде. Как всякий отец, Алексей Яковлевич гордился успехами сына, ставшего в армии лётчиком-стрелком дальнего действия, тем более что самому не пришлось служить и воевать. В 1957 году Эльмир вернулся с заболеванием лёгких, тщетно лечился в санаториях страны, в январе 1964 года умер. В альбомах, посвящённых работе изостудии Алексеем Яковлевичем обязательно отводилась страничка, напоминающая зрителю об Эльмире Бондареве: фотографии с армии, санатория, грамоты за спортивные достижения. В заводской галерее был представлен портрет Элика в детстве, написанный Виктором Сахненко, сейчас он хранится в фонде дружковского историко-художественного музея.
Дочь Людмила переехала в Харьков, где сложилась её судьба, там живёт и поныне.

КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ МИССИЯ
Алексей Яковлевич ещё со студенческой скамьи очень серьёзно отнёсся к своей просветительской миссии. Нигде и никогда не забывал говорить об искусстве и художниках. Часами мог рассказывать о своих студийцах и талантливых людях, с которыми приходилось встречаться. Даже уезжая на лечение в другой город, он не столько лечился, сколько посещал достопримечательности и всевозможные выставки, покупал фотографии, альбомы с выставок, чтобы затем на лекциях или в частной беседе демонстрировать наглядно «красоту искусства». Из сохранившейся переписки с женой Зинаидой Егоровной: «…Вероятно, почти ничего не куплю из домашних заказов. Купил уже на 150 рублей разных скульптур и фигур – но это моя болезнь. Если пришлёшь мне клубные деньги и др. деньги, то ещё кое-что возьму из изобразительного искусства»; «…Сейчас пишу этюды. Ялта произвела очень хорошее впечатление. Почти каждый день езжу на экскурсии»; «…В доме отдыха «Мир» люди из разных городов области и других краёв. Днём читаю, что взял себе. Проведу беседу, просил культработник. Стремятся занять людей и днём и вечером» [16].
В 1975 г. в Москве торжественная церемония вручения премий ВЦСПС за заслуги в самодеятельном художественном искусстве. Со всей страны отобрано несколько самодеятельных творческих студий, достойных наград: танцевальные, драматические, вокальные коллективы и только одна студия изобразительного искусства, которую представлял А.Я.Бондарь. На то время она уже получила звание Народной, первой в Украине (в 1973-м году).
В 1970-х годах правительство снова призывало усиливать меры по дальнейшему развитию самодеятельного искусства. По этой причине наряду с традиционными формами самодеятельного искусства – студиями, кружками – большое распространение получили семинары, где была возможность для живого общения. Бондарев со студийцами посещал семинары – практикумы в Киеве, Москве, Донецке. Проходили региональные семинары и при дружковском доме культуры машиностроителей. После одного из выездных семинаров Алексей Бондарев познакомился со Станиславом Крейцом художником-маринистом из Латвии, руководителем семинара. Позже художник пришлёт в Дружковку информацию о своей работе и картину. Участвовал А.Бондарев и в международной культурной акции, благодаря которой посетил ГДР, но об этом позже.

Дружковские художники обсуждают
новые работы в заводской студии
(В.Ф. Пивень – стоит слева,
И.В. Загнетов – 3-й справа,
П.К. Дорохов – стоит справа)

Приходило новое поколение, которое больше знало об изобразительном искусстве: А.Хлынин, Н.Черкашин, Ю.Комендант, В.Пивень, Б.Романов, В.Марко, П.Гранкин, А.Обеденко, В.Ященко, К.Блошенко, А.Войтов. Бондарев учил деликатно. Наставник считал главным заданием для себя – развивать творческие наклонности каждого, «не пережать», не переучить, а помочь выразить мысль и чувство цветом, линией, определённым ритмом мазка. Ведь в самодеятельном искусстве не существует единых стилевых критериев: один подражает профессиональному искусству, другой пытается выразить совершенно неожиданный «свой» мир.
Совет изостудии помогал руководителю пропагандировать изобразительное искусство: лекции читали, выставки оформляли в общежитиях, школах, горисполкоме, профилактории и коллективные поездки на пленер поддерживали. Это всё творческие люди, которых Бондарев считал своими друзьями и которым был благодарен за поддержку, в их числе Е.Банников, И.Бабенко, В.Бушуев, П.Дорохов, Гранкин, Н.Колычев, Б.Сенин, В.Непомнящий, М.Нужный, А.Мартынов, К.Мащенко, Л.Картошкина, Б.Хулап.
Не прекращалась переписка Бондарева с земляками-студийцами Фёдором Костенко и Виктором Сахненко, ставшими профессиональными художниками. Костенко после окончания КХИ был направлен в Москву, пройдя дорогами войны, преподавал в Ворошиловградском (Луганском) художественном училище, затем жил и работал в Новороссийске. Сахненко после окончания КХИ, работал в Донецком художественном фонде, но особых успехов в творчестве достиг, работая в Минске. Оба периодически посещали Дружковку и попадали в круговорот культурных событий. В одной из программок тематического вечера «Любить искусство – значит нести его людям» ДК Торецкого завода за 1962 год, читаем: «выступления Сахненко В.И. – члена Союза советских художников; Куденко Н.Ф., Кумельского Л.К. – старейших участников театрального коллектива. Вручение дипломов I степени участникам Всесоюзной выставки самодеятельных художников в Москве» [17].
Как носителя единой творческой идеи Алексей Яковлевич воспринимал каждого причастного к миру искусства человека, всегда радовался, если в город приезжал новый художник, скульптор. Приглашал посетить изостудию и принять участие в её работе. Особая гордость Бондаря – это студийцы, получившие специальное и высшее образование в области изобразительного искусства. В отчётах Бондарев укажет, что сорок девять дружковцев стали профессионалами, двадцать шесть студийцев окончили заочный Московский университет искусств. Шестьдесят восемь известных в городе и за её пределами граждан считались у него перспективными художниками, независимо от того получали они специальное образование или нет. Это для «любителей искусства» он устраивал встречи в заводском клубе с Владимиром Кайдой – земляком, орденоносцем, ветераном Черноморского флота, Миной Сытенко – командиром эскадрона 1-й Конной Армии, художниками: Т.Яблонской [18]., И.Макаренко, А.Пискарёвым, А.Последович, И.Базилевским, В.Гажиевым, А.Тузом, Т.Ващенко и др.
Многие выставки и встречи с творческими личностями состоялись благодаря инициативе Алексея Бондарева, благодаря его заразительной тяге к миру искусства, особенно в 1960-1980-е годы, когда для развития самодеятельного искусства в стране были открыты все двери.

Е.Н.Яблонская – гость Рабочей Третьяковки

Не пришлось Сергею Конёнкову приехать в Дружковку, а Бондарев, будучи в Москве в 1961 году, добился с ним встречи, поблагодарил за подаренную скульптуру. Художник очень тепло его принял, так же тепло он принял и делегацию краснодеревщиков, в числе которых был дружковский студиец Иван Загнётов [19].
В Киеве побывали студийцы в гостях у земляка скульптора А.П. Скобликова. Впоследствии на заводской дом культуры пришла от художника телеграмма, следующего содержания: «Дорогие, родные мои земляки дружковцы! Поздравляю вас с 60-ти летним юбилеем вашей Народной изостудии машзавода. Сердце билось, душа плакала и радовалась, когда я первый раз увидел экспозицию творческих работ земляков из Донецкого края, а тем более моих родных из Дружковки. Выставка рядом со мной, где я живу, т. е. на Октябрьской площади, поэтому я каждый день выходя из дома, вижу её и обязательно подойду и посмотрю и, получив хорошее настроение, что я рядом с вами, иду в свою мастерскую. Скучаю и мечтаю приехать на Родину в Дружковку к вам. Долгих лет жизни вашим родным и близким, всем, всем, всем большого счастья! С наступающим Новым годом и всего самого наилучшего, что есть на нашей дорогой планете Земля! Обнимаю. Ваш Скобликов А. П., Народный художник Украины, родной ваш земляк. 13.12. 1986г.» [20].
Очень сожалел А.Я.Бондарев, что, будучи в Германии не смог посетить скульптора Марию Ростовскую, жизненный и творческий путь которой начинался в Дружковке. Считал шефом Сергея Шишко руководителя выставок самодеятельного искусства, с ним неоднократно встречались студийцы в Киеве на обсуждениях. Сразу после войны Алексей познакомился в Москве со скульптором Томским – это было в студии Грекова. А когда в 1971 году в Донецке состоялась персональная выставка Николая Васильевича Томского, то по инициативе Бондарева на встречу с ним ездили более двух десятков самодеятельных художников Дружковки.
Ораторские способности, умение убеждать не подвело Алексея Яковлевича, когда в 1957 году он помогал Фёдору Костенко защищать дипломную картину в КХИ, и в 1960 году, когда студиец Николай Черкашин нуждался в поддержке, опять таки, при сдаче своего дипломного полотна в КХИ.
При анализе жизненных событий руководителя студии, остаётся ощущение отсутствия у А.Я.Бондарева личного пространства, нехватка времени для общения с близкими людьми. К тому же просветительская деятельность вменялась, как нагрузка к основной работе. Судя по трудовой книжке Алексея Яковлевича, он долгие годы являлся инженером – конструктором затем конструктором – художником на машиностроительном заводе. По этой причине видимо уходил периодически «с головой» в заводскую работу. Спонтанным, трудно планируемым был досуг семьи этого человека. Алексей Яковлевич сам впоследствии напишет: «Вся жизнь отдана самодеятельным художникам, студийцам ДК машзавода». А чего стоит его письменный режим, где присутствуют занятия в студии, пленер, лекции, встречи с замечательными людьми, приёмы в выходные на дому?! Такая самоотдача любимому занятию требовала понимания со стороны семьи и видимо жена Зинаида Егоровна принимала мужа таким, каким он был. Зинаида Егоровна Бондарева (в девичестве Денисова) заведовала заводской библиотекой. Сын Константин закончил в 1970-е годы курсы художников-оформителей и некоторое время работал художником в кинотеатре «Космос», но впоследствии выбрал путь рабочего. Благодаря жене, сыну Константину и невестке Зинаиде был сохранён и передан в музей весь документальный архив Алексея Яковлевича Бондарева.

МУЗЕЙ

В 1977 г. сотрудниками Украинского научно-реставрационного управления В.Иванко, М.Гордиенко, Б.Тимофеевой было произведено предварительное обследование здания церкви в нашем городе, построенного в 1904 году. После их исследования здание бывшей Иоанновской церкви было признано памятником архитектуры конца XIX – начала ХХ веков и поставлено на республиканский учёт. На начало 1980-х годов здание пустовало, и встал вопрос о размещении в нём краеведческого музея. На поверку, количества предметов оказалось недостаточно, о чём и сообщил на городском совещании педагог Н.Г.Пергало, занимавшийся этой темой.
А.Я.Бондарь в те годы уже ушёл с завода на заслуженный отдых и преподавал только в заводской студии изобразительного искусства. На том городском совещании он присутствовал, тем более решался такой вопрос. Бондарь не смог усидеть на месте, когда в зале после доклада Н.Пергало наступила пауза и доказал что только произведениям живописи и графики в том здании место. В июне 1982 года Дружковский исполком решил закрепить в постоянное пользование здание церкви за картинной галереей и просить исполком Донецкого областного Совета народных депутатов рассмотреть вопрос об открытии в Дружковке картинной галереи (филиала Донецкого художественного музея) [21]. Студийцы ликовали, принялись выполнять все предписания! Бондарев и помощники почти два года были обеспокоены ремонтом в здании, помогали строителям, чем могли.
С 1984 г. музей на общественных началах принимал посетителей и надо отметить, что их было немало. Председатель исполкома Л.В.Шилина наградила А.Я.Бондарева грамотой за активное участие в работе по подготовке и открытию городского художественного музея.
Донецкий художественный музей проявлял внимание к своему новому филиалу, были привезены на временное хранение произведения из областных запасников. В хорошо сохранившемся культовом сооружении картины и скульптуры воспринимались по-новому. Выставочный зал был просторным, светлым, с высоким куполом. Во время экскурсий и лекций, которые Алексей Яковлевич проводил для молодёжи, акустика была превосходной. Немаловажным плюсом для работы музея были и хорошие подъездные пути к зданию, месторасположение его на центральной улице города. Бондарев не мог нарадоваться, называя «музеем в музее» весь комплекс, имея в виду само здание и картинную галерею в нём.
В 1985 г. работы студийцев ДК машиностроительного завода Дружковки вместе с работами студийцев ДК им. Франко г. Донецка приняли участие в международной выставке. В советские времена были заложены основы культурного общения между дружественными странами. Поэтому не случайно возникла акция «Поезд дружбы», по программе которой жители Донецка неоднократно знакомились с искусством ГДР, а жители Германии с искусством Донбасса. А.Бондарев, как руководитель народной студии участвовал в десятой по счёту акции «Поезд дружбы». В присущей Алексею Яковлевичу манере он записал события той декады по дням: «10-12 мая – Брест, Польша; 13 мая – Берлин, монтаж выставки, вечером гостиница «Штат Берлин»; 14 мая – первые экскурсии по Берлину; 15 мая – выезд в Магдебург, оркестр, приветствия, дружба, открытие выставки, встреча с художниками; 16 мая – электростанция, вечер на Эльбе, мемориал, возложение венков, средневековый замок; 17 мая – Кирха, Хальберштадт; 18 мая – конференция, подарки; 19 мая – прощальный бал в ДК Тельмана; 20 мая – Лейпциг, выставки, костёл; 21 мая – Дрезденская картинная галерея; 22 мая – музеи Лейпцига; 23 мая – из Лейпцига в Берлин, прощальный обед; 24 мая – Брестская крепость» [22].
После такой поездки А.Бондарев вернулся совершенно окрылённым от увиденного и пережитого. Но в тоже время эта поездка, а особенно экскурсии по музеям ГДР послужили поводом для раздумий и принятия решения. Вскоре он согласится с донецкими коллегами, что самодеятельными подходами новый Дружковский музей не удержать на подобающем уровне, нужен штат специалистов. В 1986 г. Бондарев решается передать музей под руководство Т.Я.Долиновской молодого искусствоведа, получившей образование в институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина (Ленинград). С 17 июня 1986 года музей стал государственным на правах Дружковского отдела Донецкого областного художественного музея [23].
Судьба подарит Бондареву ещё два десятка лет жизни после этого события. Все городские художники за глаза будут уже называть руководителя студии с любовью «наш дед». Сам «дед» на правах старого хозяина будет курировать работу сотрудников музея. Доходило и до курьёзов, когда Алексею Яковлевичу казалась, что «музейщики не тем заняты». Например, зачем тратить время на описания тех картин, которые он подарил? Зачем писать научные статьи? Надо «нести искусство в массы» в прямом смысле этого слова, т.е. брать картину из фонда музея под мышку, а лучше сразу три, четыре и нести в школу или техникум, вести там беседу об искусстве. Опять таки, сказывался темперамент энтузиаста-просветителя, и угадывалась творческая натура! Всё бы ничего, объясняли ему «музейщики», если бы не одно «но», картины эти теперь находятся на государственном учёте, и нельзя допускать осыпания красочного слоя при такой небрежной транспортировке. Неугомонный Бондарев к таким методам работы не был готов, поэтому заходил и с другой стороны. Убеждал руководство городского отдела культуры и в частности Л.Н.Яцышину в целесообразности показа работ студийцев на городских праздниках и название акции придумал – «Дружковский Арбат», мол, негоже забывать студийцев, работы которых положили основу музея.
Предположив, что работам студийцев в Дружковке уж не будет уделяться должного внимания, Бондарев подарил несколько картин Краматорскому музею и, конечно же, Краматорский художественный музей с благодарностью принял от А.Бондарева безвозмездную помощь в формировании музейного фонда [24].
«Этот неистовый Бондарь» так назвал Борис Южик газетную статью, посвящённую Алексею Яковлевичу [25]. Пожалуй, таким «неистовым» А.Я.Бондарь становился, когда чего-то не понимал, когда казалось, что всё сделанное ранее может пропасть, уйти в небытие. Много волнительных дней пережил Алексей Яковлевич, а вместе с ним уже и музейные работники, когда в 1988 году православная община доказала своё право владеть зданием церкви. Вопрос более-менее благополучно разрешился, и музейная коллекция была перевезена в только что построенное здание центральной библиотеки им. Л.Украинки, где ей выделили два просторных зала и небольшое хранилище.

ЗАКАТ САМОДЕЯТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА

Большое количество живописных работ было оставлено Алексеем Яковлевичем для заводского дома культуры, чтобы не утратила своей актуальности «Рабочая Третьяковка» или по-другому «Торецкая Третьяковка», «Дружковская Третьяковка» тем более что там продолжала работать под его руководством детская студия. Перешагнув 80-летний жизненный рубеж, А.Бондарев нашёл для себя достойного приемника, а для студии руководителя. Им оказался Банников Виктор Васильевич, молодой специалист, закончивший ленинградское Высшее художественно-промышленное училище им. В.И.Мухиной. Жена Банникова – Екатерина Ивановна в то время работала сотрудником городского художественного музея. Но события 1990-х годов: распад СССР, массовые сокращения и финансовая нестабильность в первые годы независимости Украины не лучшим образом сказались на работе студии, к тому же вокруг заводского дома культуры, где занимались студийцы жизнь уже не била таким мощным ключом, как в 1960 -1980-е годы. Активнее заявляли о своей работе в других районах города: центр детского и юношеского творчества, централизованная библиотечная система, музыкальная школа, художественный музей. Виктор Банников и его семья, к сожалению, уехали из Дружковки в Ижевск, где оба супруга нашли себе работу преподавателей в Удмуртском художественном университете. В настоящее время не представляется возможным проследить судьбу работ, оставшихся в ДК машиностроительного завода.
С распадом социалистического лагеря в 1990-е годы закончилась эпоха самодеятельного творчества в области изобразительного искусства. А.Я.Бондарев не смог распознать глобального масштаба этого явления. Ему казалось, что причина отсутствия внимания к самодеятельному искусству кроется в непрофессионализме музейной работы и культуры города в целом. Он предпринимал неоднократные попытки повлиять на культурную общественность и вернуть приоритеты самодеятельному искусству в стенах художественного музея, но его аргументы тонули в потоке дел и забот промышленного города. А время показало, что государственный музей развивается правильно и сотрудникам не за что получать нарекания со стороны городского и областного руководства. Всё же Алексей Яковлевич ждал, что самодеятельному изобразительному искусству снова будет уделено особое внимание.
В Европе и Америке развивалось и продолжает развиваться непрофессиональное искусство, многими чертами схожее с самодеятельным искусством. В нашем городе такое непрофессиональное искусство чувствует себя очень несмело, может потому, что утрачена созидательная идея. В городе Дружковке пропаганда самодеятельного искусства закончилась со смертью Бондарева в 2005 году.
Дружковский отдел Донецкого художественного музея прижился в новом городском районе. В 1992 году он был реорганизован в Дружковский городской художественный музей. С 2007-го года художественный музей преобразован в историко-художественный. За 25 лет существования музея в его стенах неоднократно принимались передвижные выставки, проводились выставки студийцев, презентации, праздничные встречи. Пока был жив А.Бондарев, приходил в музей как самый почётный гость. Со многими студийцами работники музея поддерживали и поддерживают тесные творческие отношения. Все самодеятельные художники Дружковки очень интересные люди с неуёмной жизненной энергией, они неравнодушны к социальным проблемам, наделены многими умениями, отзывчивы, все без исключения с теплотой вспоминают наставника Бондарева Алексея Яковлевича. Городская администрация поддержала директора музея Т.Я.Долиновскую и дала разрешение на изготовление мемориальной доски в честь А.Я.Бондарева (Бондаря) – руководителя народной студии изобразительного искусства, основателя городского художественного музея, почётного гражданина города. Портрет учителя на мраморной плите выполнил бывший студиец, художник-график С.Ф.Неверов, Мемориальная доска укреплена на здании библиотеки, где расположен городской историко-художественный музей.
Как яркая страница в культурной жизни Дружковки 1930-1990-х годов освещена в музее деятельность самодеятельных художников и их бессменного руководителя.

А.Я.Бондарев со студийцами, 1980-е годы. (слева направо: В.Я.Марко, П.К. Дорохов, А.Я.Бондарев, И.С. Бабенко)

15-летие Дружковского художественного музея (Бондарь А.Я. – крайний слева) (2001 г.)

Работы А.Я. Бондаря из коллекции Дружковского историки-художественного музея:


Пейзаж (540х1085 мм) холст, масло.


Осенний натюрморт (800х940 мм), холст, масло


Выставка работ и портретов, фотографий и документов А.Я.Бондаря, приуроченная к 95-летию художника и годовщине его смерти, из коллекции музея (2006 г.)

ПРИМЕЧАНИЯ
1. Бондарев А.Я. Письменные воспоминания. Фонд ДИХМ.
2. Фотография в альбоме студии – с.1. Фонд ДИХМ.
3. Артист драмы и оперетты // Дружковка. Страницы истории. – 2010. – с.259.
4. Справка в альбоме студии – с.26. Фонд ДИХМ.
5. Фотография в альбоме студии – с.26. Фонд ДИХМ.
6. Фотография в альбоме студии – с.69. Фонд ДИХМ.
7. Бондарев А.Я. Письменные воспоминания. Фонд ДИХМ.
8. Фотография в альбоме студии – с.20. Фонд ДИХМ.
9. Трудовая книжка Бондаря А.Я. за 1939 год. Фонд ДИХМ.
10. Военный билет Бондарева А.Я. за 1948 год. Фонд ДИХМ.
11. Афиша в альбоме студии. Фонд ДИХМ.
12. Тимошенкова Т.И. Устные воспоминания о драмкружке.
13. Бондарев А.Я. Письменные воспоминания. Фонд ДИХМ.
14. Фотографии в альбоме студии. Фонд ДИХМ.
15. Скульптура в фонде ДИХМ.
16. Письма за 1958г. и за 1978г. к Бондаревой З.Е.
17. Программа в альбоме студии. Фонд ДИХМ.
18. Фотографии в альбоме студии – с. 35,41. Фонд ДИХМ.
19. В гостях у Конёнкова // Неизвестная Дружковка – 1997, №3. – с.46.
20. Телеграмма в альбоме студии – с.29. Фонд ДИХМ.
21. Копия решения в домашнем альбоме Бондарева А.Я. Фонд ДИХМ.
22. Бондарев А.Я. Письменные воспоминания. Фонд ДИХМ.
23. Приказ Министерства культуры Украинской ССР № 471 от 17.06.86г.
24. Подарок учителю // Краматорская правда – 18.08.2001. – с.6.
25. Этот неистовый Бондарь // Дружковский рабочий – 03.07.1993. – с.3.

Фотографии из жизни А.Я. Бондаря и его семьи:

uaimage.com
Алексей (1911 год) Константин (1916 год)

uaimage.com
Бондарев А.Я. (1985 год)

uaimage.com
Бондар А.Я. Сеанс одновременной инры на 12 досках (Святогорск) (1955 год)

uaimage.com
Бондарев А.Я. Поезд дружбы (Дрезден) (1985 год)

uaimage.com
Бондарь Яков Петрович (Отец Алексея) (1882-1941 годы)

uaimage.com
Бондарь Константин (1916-1944 годы)

uaimage.com
Из архива семьи Бондаревых (Денисовых)

uaimage.com
Рабфаковцы дружковцы (Киев) (1931 год) (Бондарь 3-й справа)

uaimage.com
Студийцы. Участники всесоюзной выставки в Москве. 1961 год. Фото в ДК Машзавода (нижний ряд, 3-й справа Бондарь)

История города Дружковки…

Рекомендуем также прочитать:

Понравилась статья? Поделитесь ею в соц. сетях!

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>