Произведения Владислава Яновича Марко (1959 г.р.), художника-аматора из Дружковки в собрании Дружковского историко-художественного музея

«Живописные произведения Владислава Марко из коллекции

Дружковского городского историко- художественного музея:

о некоторых аспектах творческого метода  художника»

(Автор статьи – Карпикова Л.А., научный сотрудник музея)

Багато часу втративши дарма,

Не міг зробити навіть половини,

І час прийшов – я вимикнув гальма

І полетів за втратою без зупинку

В.Марко.

Собрание Дружковского  историко-художественного музея  насчитывает 64 произведения художника Владислава Марко. Из них 34 живописные работы (поступления 1992, 1997, 2007 гг.) и 30 графических произведений (поступления 1997, 2003 гг.).

В.Марко

Автопортрет

В этой статье  мы обращаемся к живописным работам художника. Прежде всего, потому, что Владислав начинал как живописец, продолжительное время занимался  исключительно живописью. К тому же произведения В.Марко представляют собой интерес как художественная ценность.

ТВОРЧЕСТВО  В  ЖИЗНИ  ВЛАДИСЛАВА  МАРКО 

Владислав родился в Дружковке II декабря1959 г. “Малюю з дитинства”, – констатирует Владислав в своей автобиографии [3]. Вернувшись домой после срочной службы в рядах Советской Армии, В.Марко стал посещать городскую изостудию ДК машзавода, которой более полувека руководил А.Я.Бондарь.

Владислав жадно впиты­вал все, связанное с живописью: черпал информацию в общении с худож­никами, из средств массовой информации, вдохновлялся во время посещения выставок. Однако преднамеренно не делал попытки получить художественное образование: считал, что творчеству чуждо малейшее назидание, насилие над личностью; творчество – это абсолютная свобода, опасался ниве­лирования личности, подчинения другому влиянию, утраты собственного «я». Так шло формирование художнической непокорности В.Марко благодаря характеру, развитию мастерства упорной работой над произведениями, его активной жизненной позиции.

Он, как большинство талантливых художников, строптив, о каких бы то ни бы­ло правилах и канонах знать не желает: В своей автобиографии Владислав написал: “Я вибрав важкий шлях, але це мій шлях. Мої відкриття – тільки мої, ніхто не вів мене за руку, мене не лякали жодні канони. Я робив тільки те, що було тільки в мені. В цьому – перемога, в цьому – тріумф! Я не стотисячний, не міліонний, я пер­ший”[3].

Не писать Владислав не может. Как он утверждает, живопись делает из него человека. Искусство тем и дорого, что оно даёт художнику возможность выразить себя.

Собственный жизненный опыт у Владислава богат. Много лет Марко работал   на предприятии “ВЕСКО” стрелочником. В 1986/89гг. был ликвидатором аварии на ЧАЭС, стал инвалидом II группы. Затем – актив­ная общественная работа в организации Народного руха, в украинском казацтве сотником Дружковской казацкой сотни. Бескомпромиссный, в своей автобиографии он пишет: “Україні віддав багато, чим щасливий. І якщо їй буде потрібне моє життя – будь ласка. Бог, Україна та родина – це головне, інше додасться”[3].

Он художник, личность, гражданин. Поэтому В.Марко искренен в своих работах, в них нет душевной фальши. Владиславу есть что сказать: у него живой интерес к происходящему. Он предостерегает, изображает либо то, что, как он считает, нуждается в нашей защите и опеке, либо то, от чего необходимо защищаться.

Художник Владислав Марко посредством своих полотен говорит со зрителем со всей откровенностью, ни в коем случае не обходя острых тем, оставаясь до конца открытым. Вопрос в том, как воспринимают зрители его работы, хотят ли они этой откровенности, этой “непричесанной” правды.

Его творчество, дерзкое и строптивое, в конце 80-х – нач.90-х гг. было  порицаемое высшими инстанциями, набивающее оско­мину оголением замалчиваемых тем. Владислав походил на безумца, раздражая своей дерзостью художника-нонконформиста. И это ведь в эпоху плюрализма мнений! В данной ситуации эстетическая плоскость была перекрыта плоскостью политической. С другой стороны, у каждого художника своя судьба, не зависящая от политических обстоятельств напрямую. Вряд ли количество бед и обид, перенесенных Марко, так уж тесно связано со степенью демократизации общества.

И по сей день зрители продолжают “бояться” встреч с работами В.Марко. Многих из них раздражает что-то непонятное или “некрасивое”, что не следовало показывать на полотне. В этом – и эс­тетическая неподготовленность зрителя, и приверженность большинства массовой культуре; бесспорно, сказывается и ментальность народа. Люди на выставках В.Марко негодуют по поводу горького и “некрасивого” на его полотнах, высказывают пожелания о присутствии в его работах отрадного, мажорного, мягкого.

Владислав Марко в творчестве строит свои особые модели бытия, не совпадающие с реальностью, – и для зрителя возникают серьезные до­полнительные трудности, т.к. на картинах отсутствует привычное, отсутствует жизнеподобие. Как он это делает – нам предстоит об этом рассказать. К тому же Марко – “говорящий” художник, т.е. умеет объяснить то, что делает. В начале 90-х гг. резко повысилась цена неприкрашенной исторической правды. Художники, наконец-то, освободились от оков регламентации. Наряду с активной общественной работой Владислава захлестнула волна творчества. Он пишет работы, где резко очерчена социальная критика, ли­чностная позиция гражданина, горечь за происшедшее.

Владислав своим творчеством отстаивает активную жизненную позицию, и это не фальшь, не самореклама, это крик его беспокойной ду­ши.

СОЦИАЛЬНАЯ  ДОМИНАНТА   В  ЖИВОПИСИ  ХУДОЖНИКА

Жизнь общества в конце 80-нач. 90-х гг. 20в. резко изменила вектор своего развития, стала драматичнее, шёл на­кал страстей, человек перестал иметь значимость. В заряженной глубокими социально-политическими конфликтами эпохе «лихих» 90-х гг. развивается искусство, обострённейшим образом чувствительное к драматическим противоречиям жизни. Характерной для него становится экспрессия, которая вызывается в искусстве прикосновением к воспалённой ткани современной жизни, проникновением в присущие ей мерзости. В работах художников с экспрессионистической окраской, как у Владислава Марко, действительность предстала  в  кошмарном обличье.

В 1916г. идеолог экспрессионизма писатель Герман Бар: «Никогда не было такого времени, потрясённого таким ужасом, таким смертельным страхом. Никогда мир не был так мертвенно нем. Никогда радость не была так далека и свобода так мертва. Нужда вопит, человек зовёт свою душу, время становится воплем нужды. Искусство присоединяет свой вопль в темноту, оно вопит о помощи, оно зовёт дух: это экспрессионизм» [8].Выказанная сентенция в начале 20 века как бы «переползла» через временной исторический отрезок в конец того же 20 века, но уже в другую страну и в новом историческом ракурсе.

Уходом в экспрессионизм (своеобразная капитулянтская позиция) В. Марко стремился как бы отмежеваться от того негативного, что его окружало в стремительно «ломающемся» мире. Его потрясения, его восприятие конгломерата происходящего и уже отошедшего в историю переплавилось в картины, чтобы потом дать возможность людям ещё и ещё раз пережить пережитое им.

§1. Преломление социально-политических  изменений 90-х гг. в произведениях Владислава   Марко

В образах на его картинах концентрируются  трагические размышления художника, вызванные событиями современности, но перенесенные в сферу художественных переживаний. Реальность он “фильтрует” через себя, и закономерным ре­зультатом является неудовлетворенность существующим порядком, непри­ятие действительности. Общее у Марко с экспрессионистами – глубоко отрицательное отношение к миру, презрение к действительности, даже к человеку, такому, каким он сейчас является. Вот формула человека  немецкого художника Георга Гросса (1893-1959): «Люди – свиньи, это голод и похоть» [8].

Предмет для В.Марко в объективном содержании интереса не представляет, он как повод для чисто субъективного самовыражения, поэтому действительность им искажается, т.е. создаётся новая реальность с её условностями, символами, иносказаниями, метафорой. Само собой разумеется, что свои  произведения Владислав пишет не с натуры, а по воображению.

Он пишет работы, где резко очерчена социально-политическая критика, личностная позиция гражданина, горечь за происшедшее. Большая часть его произведений посвящена одной большой теме – трагедиям века. Чувство катастрофы придаёт произведениям отпечаток нервозности, и это нервное напряжение художник старается донести до зрителя. Своими работами, где запечатлены трагические события последних десятилетий истории нашей страны, он призывает зрителя не лениться размышлять, предостерегает о возможных катаст­рофах. Его работы – это возможность смотреть на действительность без розовых очков.

На картине «1933 рік» /1992г./ позиция художника предельно обна­жена. Как следствие – напряженная эмоциональность работы, чему способствуют все изобразительные средства на полотне. Прежде всего, властвует цвет, положенный широкими мазками. Доминируют темные холодные цвета – синий, черный, вишневый, вызывающие бес­покойство, тревогу.

По центру на могильном холме от потрескавшейся выжженной гли­нистой земли до самого верхнего края полотна возвышается надгробный крест. Он вбирает в себя два основных цвета: цвет земли и цвет тем­но-синего неба, символизирующих цвет национального флага Украины. На перекладину надет девичий венок из красных, белых и желтых цветов со свисающими вдоль креста лентами,  что олицетворяет собой скорбь по безвременно умершим от голода, которые могли бы стать в будущем цветом и силой нации. У подножия креста изображена фигура бандуриста с инс­трументом в руках. Справа от него – фигура страдающего ребенка с про­тянутой для подаяния рукой. Оба босы, в дорожной одежде.. В плоскости креста крупными острыми цифрами, окрашенными в несколько цветов, вы­ведено «1933».Это год страшной трагедии украинского народа, год голода, унесшего миллионы жизней украинцев. И художник, желая выразить масштаб ужасного, насыщает  работу атрибутами того вре­мени, таким образом получая композиционно объёмную картину.

Территория Украины – на картине это холм с крестом – отгороже­на от остальной части бывшего СССР огромным земляным валом. На гра­нице изображены злые псы-волки, готовые бро­ситься на обездоленных бандуриста и мальчишку. Границу патрулирует военный с винтовкой. Виднеется вышка охранника. На пограничном стол­бе – макет украинской хаты, где вместо стены – изображение женщины с ребенком   на руках как напоминание о тысячах погибших женщин и детей. На крыше домика сидит хищная птица, питающаяся падалью. Стая птиц, высматривающая добычу, летает над пустынной землей. Так художник Марко представил машину смерти, перемалывающую человеческие жизни.

Слева от креста изображена огромная ладонь как ковш экскаватора, приподнимающая детский скелет. Это метафора, говорящая о ситуации, создан­ной искусственно. Тем более что под ладонью изображен состав ваго­нов, полных зерна, но состав этот проезжает мимо, теряется где-то вда­ли. А в верхней правой части картины  прописаны многочисленные лица-маски, передние из кото­рых даны крупным планом. Они предстают в различных оттенках зеленого цвета – цвета жизни. Но глазные зеницы, очерченные черным цветом, пус­тые, из них скатываются на землю крупные капли слез. В верхнем правом углу картины – силуэт соборного купола, истекающий тяжелыми золоты­ми каплями. А ниже – храм, наклоненный куполом вперед.

Как видим, картина весьма насыщена композиционно, однако геометричес­ки рисунок предельно упрощен, приближаясь к схеме, нарушены простран­ственные пропорции, смещены временные и пространственные пласты – и все это как результат крайне негативной оцен­ки автором этого драматического исторического события. В основе же такого “колючего” мироощущения В.Марко – абсолютное неприятие всей недавней  истории страны, гражданином которой являлся Владислав Марко. Так видит и чувствует этот художник.

Публицистическая острота возникает в целом ряде работ худож­ника Марко: «Розвага мільонів» /1992г./, «Натюрморт з гомосоветікусом» /1992г./, «Паук» /1992г./, «Персональный пенсионер» /1992г./, «Вбивство гомосоветікусами віроотступника» /1992/. Публицистичность вообще свойственна социальному экспрессионизму, что диктуется его природой и целями.

Насилие над человеком, его унижение – вот что заставляет художни­ка поднимать свой голос. Гнев, горечь и плач переполняют его холсты, преломляя реальность в гротеск, острую сатиру, саркастическую иро­нию, злую насмешку.

Показательна в этом отношении работа «Персональный пенсионер» /1992г./ Это погрудный портрет в фас мужчины в военном кителе зе­леного цвета на фоне красного знамени СССР. Однако портрет не конкретного человека. Владислав создал типаж человека, который всю жизнь прослужил в органах, сначала называвшихся ВЧК, а впоследствии  НКВД и КГБ.

Отрицательные эмоции, вызываемые у художника этим явлением, дик­туют и форму подачи «героя» -  карикатура. Здесь присутствует едкая на­смешка, сарказм, издёвка.

Крупное лицо изображенного однозначно вызывает у зрителя чу­вство отвращения. Это лицо, скорее, напоминает морду самодовольного хищника: низкий лоб с остатками седых волос, крупные уши, напоминающие кабаньи; кустистые черные брови, под которыми злые глаза, спрятан­ные за очками; толстое лицо, изборожденное трещинами, как высохшая земля; тонкие губы, растянувшиеся в улыбке, напоминающей волчий ос­кал. Китель на нем старого образца. Через правое плечо перекинут кусок колючей проволоки, которой обносили лагеря для заключенных. Эта проволока – и на отличительном знаке, где написано: «ЧК, ГПУ, НКВД, КГБ». Там же – и тюремная решетка. На левой стороне груди – множество наг­рад: медалей, орденов, – но они необычные: на одних – даты репрессий /1933,1937,1947 гг./, на других – черепа. Здесь же на груди покоится согнутая правая рука со страшными когтями вместо ногтей. И на всем – капли крови: на руке, на мундире, на наградах, на знаке. Кровь капает изо рта. И цвет флага, и цвет крови – одинаков. На этой работе образ подан с огромной иронией. Упрощённое плоскостное изображение героя, запредельная насыщенность советской символикой, не приемлемой художником, позволяет полностью обнажить позицию автора.

Такими агрессивными, чрезмерными художественными средствами художник выразил   несовместимость для него уже ушедшей  реальности и только что родившейся новой Украины – его мечты.

§2. Тема  «маленького»  человека  в  системе творческих  поисков    художника

В работах В.Марко – страдание за человека. И здесь же презрение к человеку, такому, каков он сейчас есть, каким его сформировали данные конкретно-социальные условия. Собственным творчеством он противится превра­щению человека в жалкое, слаборазвитое, с низменными инстинктами существо. Художнику удается соединить злободневность с вечной “шекспировской” темой.

Пред нами полотно «Розвага мільонів»/1992г./ 0т него веет суровостью и грустью. Весь холст занимает крупная фигура сидящего мужчины. Портрет дан в три четверти поворота. Рисунок фигуры нарочито искажен, упрощён, чтобы подчеркнуть весь трагизм жизни этого деградировавшего человека. Длинные волосы на голове взлохмачены, лицо небритое, на ли­це – уже печать многолетнего пьянства. Одет он в какой-то потертый свитер. Облокотившись на колени, в руках он держит граненый стакан и дымящуюся сигарету. Вся фигура дана в грязно-серых тонах. И только огромные глаза четко выделяются в этом портрете: в них и мука, и безысходность, и безразличие, а главное – понимание происходящего с ним. Фон картины, представляющий собой мрачную ночную улочку маленьких домиков, автор подчеркнуто уменьшил, сместив таким образом пропорции. Все внимание – человеку, пусть даже согнутому социальной системой, но еще с теплящимся внутренним микромиром. Личность, утверждает Владис­лав Марко своей работой, не инструмент в достижении некоего социаль­ного постулата. Художник выражает протест бездушному отношению к че­ловеку.

Трагический гуманизм художника Марко объединяет собой в различных сочетаниях предметную реальность и символику. Он отдаёт дань фантасмагорическим карнавально-кукольным телам, гротескно-деформированной сцене – создаёт символико-аллегорические композиции, проникнутые глубокой тревогой («Юрба», «Вбивство гомосоветікусами віроотступника», «Дерево познання добра та зла», «День Дракона», «Горе тій чайці») .

Здесь возникает коллизия искусства, сопереживающего человеческим страданиям, и деятельности, терзающей людей при помощи художественных средств. Вот этот элемент наличия явной критичности о жизни, присутствующей на холсте, стоит стеной неприятия между зрителем и художником. И мы невольно опять возвращаемся к вопросу о “некрасивом” в искусстве. Не имеет права быть “некрасивым” искусство, осмеливающееся смотреть в лицо самым страшным бесче­ловечностям эпохи. Художнику того и надо, чтобы мы ужаснулись тому, что сделали с миром в нашем веке – искусство не может стоять в стороне.

ЭСТЕТИЧЕСКИЕ  И  ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ  ЦЕННОСТИ  ВЛАДИСЛАВА  МАРКО

Сам Владислав заявляет: «Вважаю, що відкрив нову течію у мистецтві – це інтуітивний  живопис. Серед хаосу барв, у візерунках ,у начебто недоцільних мазках – закодований час, у якому я живу, це моє відношення до нього…» [3]. Интуитивная непосредственность художника, благодаря кото­рой он преднамеренно деформирует действительность, чтобы ярче выразить свой духовный мир, позволяет говорить об экспрессионизме в творчестве мастера.

Реальное и нереальное, эмоции по поводу увиденного и какие-то придуманные образы, фантазии, схемы и символы, рожденные кистью худож­ника, – вот что наполняет холсты В.Марко, интригует зрителя и порож­дает драгоценное ощущение раскованности.

В этом плане вызывает интерес картина «Соловецький в´язень». В работе нарушены все пространственные соотношения. На весь формат холста – изображение сидящего Петра Калнышевского, данное в три чет­верти поворота вправо, лишенное светомоделировки. Петр Иванович Калнышевский, последний кошевой атаман Войска Запорожского Низового, проживший 113 лет и последние 28 лет – в Соловецком монастыре,  куда был сослан царским правительством, предстает богатырем, абрис которого обтекает голубая аура святости. У него серебристые волосы, подстриженные по-казацки кру­гом, и такого же цвета длинные усы с бородою. Однако у героя картины не по возрасту кра­сивое тонкое молодое лицо с огромными глазами. Явно, что для автора П.Калнышевекий – герой, богатырь. Он является и центром картины, и фоном одновременно: полотно насыщено множеством мелких предметов и фигурок. И бо́льшая их часть размещена на фигуре Калнышевского. Нижнюю часть картины об­любовал красный паук с серпом и молотом на спине, который паутиной оп­лел все вокруг, под ним остался и Кремль со звездой. На левой руке бо­гатыря много грязно-желтых фигурок людей с длинными заячьими ушами, которые кланяются портрету, где схематично изображен Ф.Дзержинский. С левой руки Калнышевского ловко перебирается по паутине фигура с обе­зьяньим хвостом и красной попой.

Над пауком – самолет с короткими крылышками, толстым корпусом, напоминающий палку колбасы, а на месте пропеллера – срез колбасы, где виднеются кусочки сала, и на корпусе надпись: «Буде ковбаса – буде і мова!»

И чем выше поднимаешься к верхнему краю полотна, тем более све­жие факты нашей действительности в закодированной форме представляет художник.

И в самом верху холста чуть левее от центра – зарешеченное окошко тюремной камеры, где сидит белый голубь, а за окном трепещут желто-голубые флаги Украины. И как антипод в верхнем правом углу ви­сит на цепях бордовый герб, где изображен двуглавый орел с короной Российской империи, в лапах он держит серп и молот, и внизу надпись “СССР”.

Эта работа – пример яростного непримиримого сарказма худож­ника-бунтаря В.Марко, наступательного порыва против национального ущемления и ограничения. Как следует из вышесказанного, Марко в названных работах предстает аскетом в выборе художественных средств, сознательно их уп­рощая и обедняя. Невольно вспоминаются слова экспрессиониста Кокоши: “Мы должны забыть все законы… Только наша душа есть подлинное отра­жение Вселенной”[8].

Гипертрофированная  деформация пропорций в этой работе позволила художнику в величавой пластической форме представить, выразить, раскрыть свои национальные святыни. Эта монументальность художественного образа Петра Калнышевского одновременно раскрывает болезненное мироощущение Владиславом Марко истории своей страны.

Но есть у Владислава произведения, где нет иронии, нет сарказма, нет гротеска. Речь идёт о произведениях на национально-исторические темы:  «Не байдужі» /1992г./, «Гомоніла Україна» /1992г./, «Ніч Маковія» /1992г./, «Берегиня» /1997г./, «За Україну, за її волю!» /1997г./, «Горе тій чайці…» /1997г./. Эти ра­боты отличаются монументальностью, пафосностью, поэтизацией истории Укра­ины. И живописная ткань названных работ богаче, в них В.Марко высту­пает   прекрасным колористом. Сложность фактуры, напряжённость цветности для нарочитой эмоциональности – характерная особенность картин Марко в этом ряду.

Романтизмом овеяна работа «За Україну, за її волю!». Работа напи­сана пульсирующим мелким мазком, имитирующим энергию светила, находящегося где-то за пределами холста, и только незначительная его часть виднеется у края холста справа. К нему стремятся три всадника на ло­шадях. Они уже в досягаемости лучезарного свечения, поэтому их силуэ­ты размыты. Но к ним подбирается крылатый дракон, желающий помешать продвижений всадников к цели. И последний скачущий всадник  (он на хол­сте не прописан автором, только виднеется его копье, опирающееся на ко­лено) вонзает в пасть чудовищу копье, устраняя таким образом угрозу.

Весомая объёмная архитектоника картины – путь к более мощному звучанию цветовых отношений, которыми он лепил обобщённые формы действительности, напоминающими витражи.

 «Не байдужі» – работа программного характера. На ней крупным планом   цветом охры изображены торсы молодых сильных мужчин, располо­жившихся по кругу спинами вовнутрь. В этом круге – все самое ценное для них: родина, которую символизируют колодец с журавлем; белая хата под соломенной крышей, желтые поля пшеницы, сады. С поднятыми кверху руками они стойко заслоняют свое достояние и от кованого сапога, и от злого глаза, и от преступников различных мастей, и от наступления техногенных бедствий для человека, и от экологического неблагополучия – словом, от всех бед сегодняшнего дня.

В своей автобиографии Владислав провозглашает: «У декількох роках до нової ери я утверджую Вітчизну та державність кожною своєю роботою; мої картини   – бійці та обереги» [3].

В произведении «Берегиня» обнажается то чувство к женщине, которое так стыдливо прячется мужчиною в повседневности. В ней – безмерное уважение к женщине-матери, благодарность за подаренную ею жизнь, за благородство сердца, за незыблемую стойкость в защите своих сынов от погани, нечисти. Верующие запорожские казаки молились Матери-заступнице. На полотне женская фигура предстает крупным планом в стру­ящемся темно-синем одеянии, в золотистом ореоле с трезубцем вокруг головы, с широко разведенными руками, которые Владислав дополняет аб­рисом ангельских крыльев. Вся фигура напоминает иконографический ва­риант изображения Иисуса Христа, сходящего в ад. Усиливает этот эффект изображение у ног Берегини маленьких фигурок разной нечисти и пога­ни в черно-багровых тонах. С картины со зрителем говорит цвет, он – си­мвол, он носитель авторской идеи. Открытый чистый цвет, положенный широкими плоскостями, подчёркивает монументальность образа героини.

В.Марко задействует широкие цветовые плоскости в картинах «Гомоніла Україна» (1992г.) и «Ніч на Маковія» (1992г.). Через мону­ментальность работ, мозаичность в технике их исполнения художник за­являет о своих приоритетах, жизненном стержне. Ни многочисленные фи­гуры казаков, ни фигуры их предводителей Гонты и Максима Железняка, данные крупным планом на полотне «Ніч на Маковія» не являются главными героями. Главный герой – это общий цветовой образ, колорит, построен­ный на повышенной контрастности оттенков красных, черных, желтых, си­них цветов. Это он, колорит, создает патетический настрой, вносит чувство тревоги, ощущение предстоящего драматического события национального масштаба. Так цвет у Владислава Марко становится самоцелью и служит раскрытию его фантастических вымыслов.

 Фактор историзма на картинах Владислава утрачивается. Конкретное историческое событие своим апофеозом героизма, стойкости и верности идеям переплавлено автором в надвременной фактор.

Художник создает таким образом новую реальность, сакральную для него. Работа «Гомоніла Україна» («Визвольний рух України») явно со­отнесена с пробуждением национального самосознания начала 90-х гг. Нельзя не увидеть удачное колористическое решение этой картины. Основные цвета – желтый и синий – уравновешивают общую эмоциональ­ную нервозность полотна, чрезмерную композиционную насыщенность. Мозаичность цвета делает произведение декоративным, соотносит его с образцами украинского искусства. А ритмика цвета и фактура мазка подчёркивает динамичность, энергичный пафос изображения людей в действии. Но программная «надуманность» и нарочитый экспрессионистический «надрыв» снижают убедительность образов.

Печать повышенной нервозности лежит практически на всех упо­мянутых работах В.Марко. И это потому, что у Владислава неотступное чувство неотвратимости страшной беды, национальной катастрофы, если кардинально ни­чего не изменить в жизни общества.

Представляет интерес «Автопортрет» (1997г.) художника. В.Марко не пишет портреты в силу особенностей своего творческого метода. Однако каждый художник заявляет о себе как о творце, в автопортрете выражает своё художественное кредо. «Автопортрет» Владислава отличается особой выразительностью, открытостью. В нем нет наду­манности, наигранности. И опять же писался портрет не с натуры. Портрет представляет собой погрудное изображение художника в зимней куртке и шапке-ушанке. Лицо бледное, спо­койное, дано в холодных тонах (бледность – свидетельство и нездоро­вья художника). Большие глаза смотрят не на зрителя, это взгляд «в себя», задумчивый, несколько грустный, тревожный.  Это взгляд человека, углубивше­гося в миросозерцание. Однако портрет не прописан, плоскостной, отсутствует светомоделировка, да и фон как таковой. И все потому, что автору важно передать состояние, и это достигается им через цвет. На работе экспрессия синего цвета с голубым: он заливает фон, он в глазах художника, в его одежде. Свечение фона за счёт вкрапления зелёного и высветления белым цветом выдвигает фигуру на зрителя. Синий цвет у Марко – символ умиротворения, тишины, задумчивости. Владислав думает. Тени под глазами,  затемнение в нижней части лица подчёркивают это состояние художника. О чем же мечтает Владислав? Какие сказочные грезы рождаются в его ду­ше? Что тревожное проносится в мыслях?

Прежде всего, Владислав – личность, он – творческая натура, и потому художник Марко искренен в своих ра­ботах, в них нет душевной фальши. Владислав живет, а не проходит по жизни. Живёт творчеством, своими духовными ценностями. Поэтому его работы выражают  самобытно и ярко микрокосмос души Владислава Марко.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Данная статья – это попытка прикоснуться к творчеству художника Владислава Марко, такому самобытному и неординарному. Даже при беглом знакомстве с его работами невольно ощущаешь сильные эмоции автора, выраженные художественным способом; и сами эти эмоции,  и желание рассказать о них зрителю -  основная цель создания произведений Владиславом. Эти эмоции вызваны впечатлениями и умственными образами, которые в душе художника отфильтровались, освободились от всего наносного. И на полотнах они предстают оголёнными обнажёнными в их  сущности. Сразу следует уточнить, что это художественная правда В.Марко, и никого другого, тем самым мы акцентируем внимание на субъективизме его творческого акта. Он отбросил наследие больших художественных традиций, обратив внимание на карикатуру, детский рисунок, художников-авангардистов. Образы на его работах  сгущаются в обобщённые формы. Отсюда угловатость форм, упрощённые контуры образов, которые одновременно являются символами. Главное для художника – выразить свою боль, ужас, крик души, свои  жизненные ценности, а не изобразить их. И ради этого на своих полотнах он преобразует действительность, искажает, деформирует её.

Обращает на себя внимание тот факт, что выбор способов создания произведения Владиславу Марко диктует тематика. Если он выражает захлестнувший его негатив, неприятие, абсурдность  социально-политических явлений или событий, то прибегает к приёму деформации форм и пространственных соотношений, упрощённости рисунка с его угловатыми формами, подчёркивающими карикатурность образов, что приводит к эпатажному воздействию на зрителя. Притом, такие картины композиционно насыщены, на них – обилие мельчайших деталей, образов. В них совмещаются ирреальные пласты, разновременные факторы, фантасмагорические сюжеты, что позволяет говорить о  сюрреалистических тенденциях  в работах В.Марко («Натюрморт з гомосоветікусом», «Паук», «Вбивство гомосоветікусами віроотступника»).

Другая  группа его произведений, где воспеваются эстетические, национальные, социальные ценности для Владислава, отличается монументальностью. В них главный герой – цвет, выражающий чувства автора. Колорит работ этого диапазона очень яркий, бьющий по нервам буйством красок, не имеющий аналогов в природе. Практически во всех  работах – резкие цветовые контрасты, динамика движения цветовых масс, энергия пульсирующего мазка, отчего возникает ассоциация с витражами («Щасливі острови, де живуть душі  загинувших козаків», «Ніч Маковія», «Гомоніла Україна»). В некоторых работах значительные плоскости интенсивного цвета в своём диковинном гармоничном сочетании  показывают, от чего захватывает дух  у художника, чем он восторгается («Барви України», «Кар’єр Веселовського руднику», «Вартовий пост українських козаків», «За Україну, за її волю»). При этом образы даны схематично, обобщённым контуром. Композиция зачастую выходит за пределы холста, остаётся незаконченной, тем самым В.Марко говорит о масштабности, ёмкости тех явлений, которые вызвали такой эмоциональный подъём у автора. Художник балансирует где-то на грани абстракционизма, однако фигуративность, предметность мира остаётся в каждой его работе.

Художник Владислав Марко всегда в поиске.  Его творчество представляет интерес для дальнейшего исследования.

Источники и литература

  1. Иванишко И. «Мрії летять у Вирій».// Окно. – 29 августа 1997 – С.2.
  2. Карпикова Л. «Вилітають синім шнурком журавлі у Вирій…» (интуитивная живопись Вл.Марко.// Окно. – 25 августа 1995 – С.2.
  3. Марко В. Автобиография – Фонды ДИХМ, вспомог.
  4. Мириманов Виль. Постмодернизм  в искусстве. – www.Krugosvet.ru.
  5. Мировое искусство. Направления и течения от импрессионизма до наших дней – Санкт-Петербург-Москва: Кристалл-Оникс, 2006г. – 191С.
  6. Панасейко А. Украина, проснись! (выставка живописи помощника машиниста  Веселовского рудника    В.Я.Марко. Картины о Чернобыле.// За горную технику. – 17 мая 1989 – С.1.
  7. Панасейко А. «Я збудую палац з свого серця…» (встреча в «Космосе» с Марко В).// Окно. –  19 декабря 1997 – С.4.
  8. Предметная реальность и экспрессия в немецком искусстве.// Малая история искусств – М.: Искусство,  1991г. – С.219-224.
  9. Тихомиров А. Экпрессионизм.// Модернизм – М.: Искусство, 1980г. – С.30-57.
  10. Экспрессионизм. // Википедия.

КАТАЛОГ

ЖивописьВ. Марко «Барви України»  Ж-155 КП-832

Художник В.Марко

До сонця. 1988 г. Ж-156 КП-833Художник Вячеслав Марко

Закарпатье в сентябре Ж-157 КП-834В.Марко

Розвага мільйонів Ж-158  КП-835Дружковский музей Персональный пенсионер Ж-159 КП-836

Музей Дружковки

Соловецький в’язень Ж-160 КП-837

 Графика

В. Марко из Дружковки «Сон слюсаря – сантехніка». ГР 543 ГР 1211Картины Дружковского музея«Інтуїтивне відчуття небезпеки». ГР 544 ГР 1212ДИХМ «Гості». ГР 587 КП 1372  

Дружковский историко-художественный музей «Чи то він дивак, чи то ви диваки». ГР 591 КП 1376Дружковский художник Вячеслав Марко «Мальчиш Плохиш».  ГР 607 КП 1392Картины музея Дружковки «Осінь. Динозаври потягнулись на південь» ГР 633 КП 1418

В коллекции музея хранится 115 работ Вячеслава Марко – 55 живописных, 60 графических.

На главную страницу.

Рекомендуем также прочитать:

Понравилась статья? Поделитесь ею в соц. сетях!

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>