“Страницы истории Дружковки: знаменитые земляки” 2013 – Художнику Сахненко В.И. – 90 лет со дня рождения и 40 лет со дня смерти

Любовь Карпикова
научный сотрудник Дружковского
историко-художественного музея

ХУДОЖНИК В.И.САХНЕНКО И ЕГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ В КОЛЛЕКЦИИ ДРУЖКОВСКОГО ИСТОРИКО-ХУДОЖЕСТВЕННОГО МУЗЕЯ

ВВЕДЕНИЕ

В Дружковском городском историко-художественном музее основу художественного отдела составляет коллекция живописи и графики художника В.И.Сахненко, уроженца Дружковки. Значительное количество произведений В.И.Сахненко вошло в собрание музея с 1987г. Чтобы произведения Сахненко стали весомой частью художественной коллекции ДГХМ, огромную работу провёл А.Я.Бондарь (бессменный руководитель Дружковской народной изостудии, в 1984-1986гг. – директор музея на общественных началах).
В.И.Сахненко, ещё при жизни, будучи уже известным художником, много «экспонируясь» на художественных выставках в Москве, Киеве, Донецке, Запорожье, Горловке и т.д., хотел, чтобы на «малой родине», в Дружковке, был художественный музей. В решении этого непростого вопроса для маленького города деятельную поддержку он находил в лице Алексея Яковлевича Бондаря [1].


В 1977 состоялась персональная выставка В.И.Сахненко в Минске (здесь он жил в 1962-1973). После её закрытия Алексей Яковлевич Бондарь привёз контейнер с работами В.И.Сахненко на родину художника, в Дружковку. В следующие 1978-1979гг. привезенные из Минска 85 живописных и 20 графических произведений В.И.Сахненко экспонировались в художественных музеях Дружковки, Донецка, Краматорска.
Перед смертью Виктор Иванович завещал бо́льшую часть своих произведений родному городу. Его завещание было выполнено вдовой художника, графиком А.О.Последович. В переписке с А.Я.Бондарем она беспокоится о будущем произведений В.И.Сахненко. Вот её мнение по этому вопросу в письме от 24 января 1983г.:
«Я считаю (думаю, что для пользы художника и Вы так же думаете) нужно предложить сотрудникам (Донецкого художественного музея – прим. автора статьи) отобрать те работы, которые им нужны для экспозиции (они просили меня это сделать), но лучше, если Вы вместе с ними отберёте. Ведь мы с Вами, к сожалению, не вечны, работы останутся без должного надзора и охраны, и музей есть музей, там и сохранность вечная и постоянная экспозиция, тем более, в этом музее работы Виктора Ивановича должны быть как художника, работавшего в Донецке немалое время. В постоянной экспозиции висит портрет В.Сахненко работы Савицкого, а работ самого художника практически нет, а в Дружковке много работ, практически все (у меня ведь ничего не осталось, и сейчас, в год его юбилея, я не смогла сделать выставку, т.к. работ в Минске осталось немного, только в музее и Фонде (там, в основном, большие тематические картины, только из них выставки не сделать было» [2].

Произведения В.И.Сахненко продолжали поступать в собрание музея и в последующие годы. На сегодня коллекция произведений В.И.Сахненко насчитывает 155 живописных и 264 графических единиц хранения.
Сложилась интересная ситуация: в художественном собрании музея есть большая коллекция известного мастера, которой музей гордится, но исследованием коллекции и творчества В.И.Сахненко в должной мере не занимались. Назрела необходимость заняться этим вопросом, что предполагает расширение исследования по данной теме в дальнейшем.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ

Виктор Иванович Сахненко родился в Дружковке 7 января 1923г. в семье рабочего-кузнеца Сахненко Ивана Дмитриевича. Иван Дмитриевич и его жена Феодосия Михайловна Сахненко приехали в Дружковку из г. Лебедин Харьковской губернии (ныне Сумская обл.) Здесь в 1914 у них родился сын Александр, который впоследствии стал офицером Черноморского военного флота, жил в Севастополе, погиб в Великую Отечественную войну.
Следует добавить, что в Дружковке сведения об Александре Сахненко практически отсутствуют. Однако жители посёлка Яковлевка уверены, что улица, на которой жили Сахненко, в 80-е гг. была переименована из Советской в улицу Сахненко в честь погибшего Сахненко-моряка, а не в честь Сахненко-художника (последнее соответствует действительности) [3].
Наверное, не случаен, поэтому в наследии Виктора Ивановича «Портрет моряка». Лицо прописано стремительно летящими мазками, в глазах тревога, ожидание опасности; на него ложится светотень, подчёркивающая это состояние. Юноша одет в тёмно-синюю форму юнги, а свободный фон дан контрастом в светло-зеленых и бежевых тонах.

Форма мазка и его динамика подчёркивает тревогу. Видимо, эта семейная утрата иногда будоражила душу художника.
Из предоставленных Донецким архивом сведений мы также узнали, что у четы Сахненко в 1918 родилась ещё дочь Антонина, но потом о ней ничего не упоминается: видимо, девочка умерла в младенчестве.
Виктора воспитывала одна мать, Феодосия Михайловна, так как отец трагически погиб попав, под поезд: она так больше и не вышла замуж. Сахненко учился в Яковлевской школе, где увлёкся рисованием. На переменах, когда сверстники играли, серьёзный Виктор, сосредоточенно рисовал очередного мальчика или девочку, перед этим получив их согласие позировать.
Когда Виктор учился в 4-м классе, рисование стал вести учитель Речман Мефодий Фёдорович – первый профессиональный учитель рисования в Дружковской семилетке в 1920-1930-х гг. (окончил Киевскую рисовальную школу вместе с будущим народным художником СССР К.Д. Трохименко). Учитель обратил внимание на способного мальчика и всячески поощрял его, периодически организовывал выставки рисунков Виктора.
Учась в 4-м классе, Виктор подружился с одноклассником Степаном Яценко. Степана привлёк не по-детски серьёзный однокашник, который всё свободное время рисовал. Мальчики сдружились, ходили друг к другу в гости, показывая свои рисунки.
Яценко, будучи уже в преклонном возрасте, вспоминал о рисунке десятилетнего Виктора, на котором изображена была девочка, несущая вёдра с водой на коромысле – так сильно было эмоциональное впечатление от увиденного.
Когда друзья стали старшеклассниками, у них сформировалась группа товарищей по интересам: к Степану с Виктором присоединились Владимир Дорожин, Василий Берчун. Их объединяла жажда знаний, общения. Юноши любили бильярд, футбол, но на первом месте была любовь к рисованию. Часто друзья собирались на берегу реки Кривой Торец, говорили, спорили, купались в речке, ловили рыбу, рисовали, стараясь убедительно передать красоту природы [4].
В 1936 13-летний Виктор приходит в изобразительную студию ДК машзавода. Её руководитель А.Я.Бондарь с интересом просмотрел принесенные пареньком рисунки, увидел в них изюминку. Так Сахненко стал активным студийцем. Выделяя Виктора как способного рисовальщика, Алексей Яковлевич вскоре организовал первую выставку его детских рисунков. Рядом были представлены произведения самого А.Я.Бондаря и Ф.Т.Костенко [4].
К тому времени у Виктора уже созрело желание поступать в художественный вуз, поэтому на занятиях в изостудии он активно готовился к вступительным экзаменам: делал зарисовки с антиков, писал акварелью с натуры портреты, пейзажи, постановочные композиции.
В 1940, по окончанию десятилетки, Сахненко поступил в Днепропетровское художественное училище, где проучился год до начала Великой Отечественной войны (преподаватель Панин).
Немецкие захватчики вошли в Дружковку 22 октября 1941г. Во время оккупации Сахненко оставался в Дружковке и был художником-оформителем в самодеятельном театре. Одна из наиболее часто шедших на сцене спектаклей была опера «Наталка-Полтавка».
6 сентября 1943 Дружковка была освобождена. Среди освободителей был Первый гвардейский, ордена Ленина мехкорпус генерал-лейтенанта И.Н.Руссиянова, который прославился еще в первые годы войны: жёг немецкие танки под Минском, штурмовал Ельню, участвовал в обороне Москвы, стоял насмерть под Сталинградом.
К этому времени Виктор достиг призывного возраста, и его мобилизовали. 10 сентября 1943 он и его друг Владимир Дорожин (записался добровольцем) ушли на фронт. По дороге на фронт на привалах Виктор рисовал солдат. В своих воспоминаниях о генерале Руссиянове он так описывает встречу с ним: «Впервые увидел я Руссиянова в селе Шамрайка, Запорожской обл., Васильковского р-на. Наш 1-й батальон 3-й гвардейской мех. бригады имел некоторое время для отдыха после марша. И Печерский (капитан) отдал распоряжение устроить клуб. За оформление пришлось взяться мне. Оформил недурно, так что генерал, проезжая мимо, обратился с вопросом, кто оформил клуб.
- Гвардии рядовой Сахненко, – доложил я, всматриваясь в загорелое лицо генерала. Выгоревшие брови и такие же ресницы очень шли к его лицу. Серо-голубые глаза на какую-то секунду остановились на мне.
- В армию был призван в начале войны?
- Нет!
- В оккупации что делал?
- Всё, что угодно, только бы не работать. Был и маляром – писал кресты на немецком кладбище, писал рекламы…
- Хорошо. Занимался в училище?
- Да.
- Нам нужен художник в клуб, – генерал обратился к капитану Лясковскому, своему адъютанту, – запишите, капитан.
Так я стал числиться в клубе первого корпуса, но работать начал в газете «В бой за Родину» [5].
Владимир Дорожин в письме домой от 28 октября 1943 пишет: «Сахненко не с нами, он работает в корпусе, а я в «красном уголке». В очередном письме домой от 28 декабря 1943 В.Дорожин сообщает, что работает в клубе, оформляет зал для командования; что ездил к Сахненко в другую часть, где тот заканчивает работы к Новому году.
В письме от 15 августа 1944 Владимир пишет: «Я вам высылаю свой портрет работы знаменитого художника Сахненко, в день его прибытия ко мне» (В.Дорожин был ранен 2 февраля 1945 под Будапештом, судьба неизвестна). Материалы и карандашный портрет хранятся в архиве сестры Владимира Дорожина А.А.Сербис [6].
В газете постоянно публикуются графические портреты героев-фронтовиков, автором которых был Сахненко.
Творчество на фронте было делом не из лёгких: днём Виктор был вместе с воинской частью в наступлении, а ночью переносил события на линолеум и резал клише. Известен факт, что во время боёв корпуса за Будапешт и Вену (со 2 февраля по 13 апреля 1945) в газете были размещены около 100 портретов бойцов, созданных Сахненко. Творческую работу художника в сложных фронтовых условиях командование отметило солдатской медалью «За отвагу».
Во время войны В.Сахненко работал в газетах «В бой за Родину», «Советский воин» в качестве художника и поэта. Его боевой путь в составе гвардейской части Руссиянова пролёг от Дружковки через Запорожье, Кировоград, Полтаву, Бельцы, Яссы, Кукемет, Шопрон, Брук, Будапешт до Вены – там он встретил Победу.
Забегая несколько вперёд, скажем, что война после окончания не отпускает никого, кто побывал в её горниле. Не стал исключением и Виктор Иванович Сахненко. В его черновиках к рассказу «Братья» мы читаем: «В дороге я много думал о полезности доброго дела, начатого здесь в этом городке. Пока жива память, пока кругом, стоит только руку протянуть, попадаются следы войны, отчего бы в каждом городе не создать таких оригинальных музеев Великой Отечественной войны…
Каждый город-герой по-своему, каждый город внёс свою лепту в дело разгрома врага, в каждом городе есть много людей, память о которых будет несказанно дорога для детей и внуков наших… Доброе, своевременное это дело!..» [7].
О фронтовом пути В.Сахненко написал его боевой товарищ Анатолий Кузьмичёв, который был журналистом в той же фронтовой многотиражке, вместе с Сахненко участвовал в боях. В коллекции музея имеется портрет А.Кузьмичёва, написанный Виктором Сахненко с натуры в Минске.
Работая в редакции фронтовой газеты, Сахненко встретился с известным украинским художником-графиком, впоследствии народным художником СССР Василием Касияном. Они познакомились в редакции и Василий Ильич пригласил молодого фронтового художника после окончания войны, если тот останется жив, поступать в Киевский художественный институт, где он был преподавателем.

СТУДЕНЧЕСКИЕ ГОДЫ

Из армии В.Сахненко был демобилизован только 4 февраля 1947. По возвращении с фронта поехал в Киев к В.И.Касияну, который радушно встретил фронтовика. Виктор напомнил Василию Ильичу об обещании помочь при поступлении в институт. В.И.Касиян обещание сдержал. Сам абитуриент усиленно готовился несколько месяцев дома, в изостудии под руководством А.Я.Бондаря. Так, в 1947 Виктор Сахненко был зачислен студентом Киевского художественного института на факультет графики. Хотя Виктор хотел учиться на живописном факультете, решающую роль в выборе факультета сыграл его огромный опыт рисовальщика во фронтовой многотиражке. И всё же после окончания 1-го курса студент Сахненко настоял на своём переводе на живописный факультет. Его учителями стали: Василий Ильич Касиян (графика), Георгий Степанович Мелихов (живопись), Татьяна Ниловна Яблонская (живопись).
Когда пришло время определяться с темой дипломной работы, Сахненко остановил свой выбор на истории создания спектакля «Наталка Полтавка» по И. Котляревскому: видимо, значительный след в его душе оставил спектакль «Наталка Полтавка» в Дружковке в самодеятельном театре, в котором он был художником-оформителем. Первый вариант картины оказался неудачным, второй, который и стал его дипломной работой, преподаватели института оценили высшим баллом (руководитель – профессор К.Д.Трохименко).

Сейчас картина «Котляревский и Щепкин на репетиции «Наталки-Полтавки» находится в музее Котляревского в Полтаве, а в Дружковском историко-художественном есть рабочие эскизы к картине и ее первый вариант.
В фонде музея хранится выписка из протокола №43 заседания секретариата оргкомитета Союза советских художников от 1 сентября 1953, в которой отмечается, что «за дипломную работу «Котляревский и Щепкин на репетиции «Наталки-Полтавки», выполненную в 1953 на «отлично», утвердить Сахненко Виктора Ивановича кандидатом в члены ССХУ» [8].

СТАНОВЛЕНИЕ ХУДОЖНИКА

В 1953г. дипломированный художник приезжает в Донецк, где работает в художественном фонде.
В 1955 в Сталино (ныне Донецк) состоялась выставка произведений художников Сталинской и Ворошиловградской областей. В экспозицию из 463 произведений вошли несколько работ Сахненко: жанровая картина «К.Е.Ворошилов среди шахтёров в Горловке в 1903г.», живописный «Портрет мастера спорта Астаховой», индустриальные пейзажи «Шахта имени Горького», «На шахте» и др. (эти произведения есть в собрании музея). Работы Виктора Ивановича обратили на себя внимание критиков и журналистов [9].
В 1956 дончане впервые познакомились с творчеством Сахненко на его персональной выставке в Донецке. Выставка прошла с успехом, получила много восторженных отзывов (вторая персональная выставка В.И.Сахненко в Донецке состоялась только после его смерти, в 1978 в Донецком областном художественном музее).
В 1957 Виктор Иванович возглавляет Сталинское отделение Союза советских художников Украины. В 1960 на декаде украинского искусства в Москве были представлены его картины «Село Широкино», «В день шахтёра», «Москва. Красная площадь», «Лето на Кальмиусе», «На севере».
В конце 50-х – нач.60-х гг. у художника происходит какой-то внутренний надлом. Это было связано, в частности, с проблемами семейного характера. В Донецке он живёт с женой Таисией, агрономом по специальности. В 50-е гг. образовались совнархозы в областных центрах, и Таисия Сахненко работает в Донецке в новой областной структуре. В Донецк Виктор Иванович забрал из Дружковки и свою мать. Дальнейшие перипетии в биографии художника в значительной мере определили семейные неурядицы: чета Сахненко трепетно ждёт рождения ребёнка, однако Таисия теряет его на большом сроке беременности. Оба супруга испытали сильный стресс. На этой почве Таисия Сахненко заболевает, отношения в семье ухудшаются. В качестве выхода из тяжёлой моральной ситуации Сахненко удочеряют девочку из роддома.
В.Сахненко очень много работал творчески – где бы ни был, куда бы ни ехал, всегда привозил сотни рисунков и этюдов. Как отмечает А.Я.Бондарь, за такое умение титанически работать и твердый принципиальный характер многие художники недолюбливали его, что часто было причиной конфликтов в рабочем коллективе.
Он тяжело переносил неурядицы в Союзе художников, искал друзей по духу. Хорошим другом Виктора Ивановича был Константин Ракитянский, также уроженец Дружковки. В создавшейся ситуации Виктору Ивановичу нужны были какие-то перемены.
От Союза художников Сахненко часто ездил в творческие командировки, встречался с художниками других регионов, союзных республик, находил новых друзей. В 1961 году в Крыму он знакомится с известным белорусским графиком Алесей Онуфриевной Последович, а в 1963, женится на ней, навсегда связывает свою жизнь с Белоруссией.

РАСЦВЕТ ТВОРЧЕСТВА САХНЕНКО

В 1963 году вместе с Последович Сахненко иллюстрирует книгу Якуба Коласа «Рыбацкий дом». В это время он активно занимался книжной графикой, оформлял книги Янки Купалы, Т.Шевченко и др. поэтов и прозаиков.
Как художников, Сахненко и Последович привлекала тема современника. Их произведения отличаются лиризмом, поэтичностью и, вместе с тем, монументальностью. Особенности художественного видения и восприятия Сахненко ярко проявились в акварелях и набросках, сделанных во время поездок по Белоруссии, Украине, Польше, Болгарии, Чехословакии, Франции, Италии.
Сахненко быстро вливается в творческую атмосферу Минска. Он становится преподавателем на художественном отделении Белорусского театрально-художественного института, ещё молодого вуза (реорганизован в 1953г. из театрального института). Тогда же он сближается с выдающимся белорусским художником Михаилом Андреевичем Савицким. Их дружба имела, прежде всего, творческую основу. Объединяло и то, что оба воевали в Великую Отечественную войну: это факт биографии оказал колоссальное влияние на их творчество. Так, живя в Минске, Сахненко долго работал над полотном «Гвардейская клятва» (1972), считая его одной из главных своих работ.
Следствием творческих симпатий друг к другу явились написанный Сахненко «Портрет народного художника Белоруссии М.Савицкого» (1972, Москва, Государственная Третьяковская галерея) и «Портрет В.Сахненко» (1975) работы М. Савицкого (Донецкий областной художественный музей).

По натуре Сахненко – философ – лирик. Его состояние – постоянный творческий поиск, напряжённое искание путей «через простое рассказать о сложном», раскрытие глубоких связей между людьми, поэтому его произведения близки многим. Знавший его журналист В.Бойко так вспоминает о мастерской Сахненко: «Мощными, сильными руками Сахненко переставлял подрамник за подрамником в мастерской, когда к нему кто-нибудь заходил, – и на каждом подрамнике холст с новым мотивом. Многие из этих мотивов были его собственными, экспериментальными, написанными «для себя». Но сколько среди них осталось законченными во всех отношениях – произведениями «для всех»!» [10]
В полотнах Сахненко решает беспокоивший его вопрос: как точно и ёмко выразить смысл современности, но при этом не перейти на бытовую иллюстративность.
Вдумчивый, постоянно осваивавший богатый материал мирового искусства, Сахненко, акцентируя внимание на теме человека труда, человека из народа, любил и изучал творчество великого испанского живописца Диего Веласкеса.
Живя в индустриальной Донетчине, Сахненко создал много картин о труде шахтёров, металлургов, работников заводов. Позже, в 60-х годах, народ Белоруссии, неповторимая белорусская природа, стали для Сахненко неисчерпаемым источником творческого вдохновения. В творческих поездках по селам он напишет многочисленные лирические портреты белорусских колхозниц. их образы словно собраны воедино в монументальном полотне «Наши праздники» (1968).
Минские художники тепло приняли в свою среду художника из Донбасса. Живописные произведения Сахненко белорусского периода (1963-1973) отличаются особой красочностью, артистизмом и одухотворенностью.
самодеятельный художник, бывший студиец Дружковской изостудии В.Ф. Пивень писал: «Згадуючи усе написане і почуте про цього майстра, доходеж висновку, що найбільш плідний творчий час у нього припадає на шістдесяті роки. це дає нам підстави розглядати його постать як українського інтелігента, що жив і творив у специфічному соціально-історичному контексті і не міг не відчувати особливої атмосфери короткої, так званої «хрущовської відлиги», не міг не знати про культурницький рух української, російської, білоруської та іншою творчої інтелігенції, яких згодом назвуть «шестидесятниками». Його художньо-образне мислення – крупне, потужне, глибоке. Він не міг бути лише вправним ремісником-професіоналом. Недарма в останні роки, працюючи в Мінську, він створив, напевно, кращі свої твори…» [11].
В 80-е годы, уже после смерти Виктора Ивановича, художник-оформитель из Дружковки Анатолий Журавлёв был в Минске и решил приобрести необходимые предметы для своей мастерской, вспоминал: «Мы побывали в нескольких мастерских, где работали известные художники, и я заметил, что имя Сахненко действовало на них магически: стоило сказать, что я с родины Сахненко и занимался с ним в одной изостудии, как глаза художников теплели, и не следовало ни одного отказа в моих просьбах» [12].
Виктор Иванович, как мог, помогал молодому театральному художнику-земляку Виктору Чуглазову, ставшему впоследствии членом Союза художников Белоруссии.
Сахненко становится признанным мастером. Он активно выставляется на республиканских, всесоюзных выставках, а также за рубежом – в Англии, Франции, Польше, Италии, Германии [13].

САХНЕНКО И ДРУЖКОВКА. 1960-1970-е годы.

Живя в Минске, Виктор Иванович много и плодотворно работает как живописец и, сотрудничает с книжными издательствами.
Ежегодно, преимущественно осенью, из Белоруссии, Сахненко приезжает на малую родину в Дружковку, часто останавливаясь у своего друга Николая Алексеевича Колычева – самодеятельного художника и скульптора, много лет проработавшего плакатистом на Дружковском метизном заводе.
В каждый приезд Сахненко неоднократно приходил в родную изостудию пообщаться с товарищами, студийцами, учителем А.Я.Бондарем. Его восторженно вспоминают студийцы-художники И.Бабенко, В.Бушуев, В.Непомнящий, К.Мащенко [14].
А.Я.Бондарь вспоминал слова В.И.Сахненко: «Художник тот, кто всегда держит карандаш и не отрывает его от бумаги». Горожане всегда видели его рисующим – в трамвае, на отдыхе в городском парке «Ленинская Искра», на занятиях в изостудии, на машиностроительном заводе. По свидетельству Бондаря, когда родительский дом после смерти матери В.И. Сахненко продавали, то на чердаке было обнаружено около шести сотен рисунков, выполненных художником в разное время.
Виталия Николаевича Бушуева (студиец, наставник известного мастера экслибриса Б.Романова, преподаватель жилищно-коммунального колледжа, самодеятельный художник) в Сахненко восхищало умение выдерживать форму, рисунок, безошибочными точными линиями и чёрточками выразить главное, как будто он уже заранее «увидел» на чистом листе бумаги будущее изображение, и ему осталось только обвести контур [15].
В памяти знавших его художников-дружковчан он остался скромным, простым, доброжелательным. И.С.Бабенко (студиец, художник-оформитель Веселовского рудника) рассказывал: «Сохранилась в памяти его сдержанность, неразговорчивость, внимательность и уважение к собеседнику. Говорил он немного и всегда по сути, разговорами ни о чём никогда не занимался. Его всегда было интересно слушать… Да и внешне он был крепкий, широкоплечий, высокий. Ходил не спеша, но уверенно. Не терпел суеты, был склонен к созерцанию, размышлению, наблюдательности. В многолюдной толпе его нельзя было не заметить. Он выделялся не только внешне, но и какой-то особенной духовностью. Посмотрев на него, можно было сразу узнать человека искусства. У него было интеллигентное лицо интеллектуального человека, нос с небольшой горбинкой и необычайно выразительные живые глаза. Ему было всё интересно. Это так и должно быть, без этого не бывает художника» [16].
Для В.Сахненко его мастерство и известность не были препятствием для общения с самодеятельными художниками, с рабочими, простыми людьми.
Б.В.Хулап, бывший студиец, скульптор-любитель, член Союза журналистов Украины, вспоминает, как в 1972 Сахненко приехал в Дружковку после Италии, где был в творческой командировке. В беседе с Борисом Васильевичем Сахненко рассказал, что в самолёте стюардесса принесла пассажирам журналы для чтения. Среди них был известный тогда журнал «Огонёк». Открыв его, Виктор Иванович увидел репродукции своих картин. Для художника это было приятно и радостно – это было признание (со слов Б.В.Хулапа).
Б.В.Хулап написал в воспоминаниях: «И снова в родной студии. Уже стало правилом для Сахненко встреча с юными художниками. На этот раз В.Сахненко рассказал об Италии как колыбели Возрождения, подарил каждому ребёнку высококачественные итальянские кисти» [17].
В этот же приезд побывал Сахненко на передвижной выставке собственных работ, организованной А.Я.Бондарем в красном уголке чугунно-литейного цеха Дружковского машиностроительного завода. Как раз попали во время обеденного перерыва. Сахненко стоял неузнанным в стороне и внимательно слушал рабочих, их суждение, оценки картин. Он следил за выразительными лицами и остался доволен реакцией рабочих на своё творчество (со слов Б.В.Хулапа).

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОРИЕНТИРЫ И
ТВОРЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ В.И.САХНЕНКО

А.Я.Бондарь никогда не прерывал связей, общения с Сахненко. В 90-е гг. руководитель изостудии вспоминал о Сахненко-художнике: «В Минске он стал новым художником, быстро перестроился и воспринимал новое искусство. При этом никого не копировал. Виктор Иванович опять искал индивидуальное, искал «непохожесть», своеобразие. И нашёл, оторвался от всех, стал самим собой… Что касается материальной части, то на Украине, как и во всём Союзе, существовали социальные заказы. Сахненко – творческая личность, не хотел писать на заказ. Но надо жить… Тогда художник решил, что будет делать заказы, но помимо этого обязательно будет писать для души. Творчество Сахненко носило бытовой характер (никогда не воспевал идеологию)… Самостоятельность и неповторимость Сахненко поражает. Он был личностью, всегда имел свою точку зрения. Изображая жизнь на холсте, он понимал и чувствовал, что рисовал. Сахненко – очень тонкий человек, гармонично и лирически писал образы молодых женщин. Виктор Иванович не искал в них особого мужества, силы: они не были ни стахановками, ни лекторами. Он рисовал их такими же красивыми, как сама природа» [18].
Одним из ориентиров в формировании собственной стилистики и качества живописи для В.И.Сахненко был Н.И.Фешин (1882-1965) – об этом вспоминают многие дружковские художники. Виктор Иванович часто ссылался на его имя во время посещений изостудии в Дружковке.

С творчеством Фешина Сахненко познакомился в 1964 на его персональной выставке в Москве. Талантливый портретист, Фешин оставил много портретов своих современников, отличающихся динамичностью фактуры мазка и сочным колоритом, что было близко и Сахненко.
Сахненко жил искусством, много работал за мольбертом, делал огромное количество карандашных рисунков, набросков с натуры. Что касается «современности» стилевых форм его произведений, то он с жадностью, как и другие талантливые художники, впитал в себя опыт импрессионистов – лепку объёма цветом и открытое звучание линии и пятен чистой краски, нестереометрическое построение пространства, включение предмета и среды в единую живописное целое.
Сахненко – талантливый колорист. Цвет и композиция – это основные средства его изобразительного языка. Следует заметить, что для него краска настолько благородный материал, что он не превращает её лишь в средство, подспорье: существует некая автономность краски на его холстах. Причём, цвет у В.Сахненко –активный элемент композиции – не локальная окраска предметов, а единство красочных оттенков. На иных работах цветовая гамма лаконична, красочный слой текучий, прозрачный. Художнику свойственны: углубленные колористические поиски, обращение к цветовой насыщенности, к спектральным оттенкам цвета. Цвет несёт в себе не только большой эмоциональный заряд, но и все оттенки устремлений автора, его мыслей. В колорите картин материализуется осознание огромного и сложного мира автора, поэтому каждый его технический приём обоснован, каждый тон и каждая фактура подчинены гармонии целого. У него светлая, солнечная палитра, и у этой мажорности много оттенков. Сахненко писал в стихах:
«Я в республике поэтов
Не случайный гость…»
Его полотна напоминают глубокие лирические высказывания, подобные стихотворным, только здесь в качестве ритма и рифмы – пластика формы и колорит.
Сахненко настолько владеет цветом, что в его картинах он порой становится содержанием. Не случаен, органичен тёмный красный цвет в своей весомости и плотности в «Мужском портрете».

В «Портрет женщины на фоне пейзажа. Олюшка» (1968) зелёный цвет кажется необычным, свежим, будто только что приложенный мастихином. Как у импрессионистов, здесь высветление палитры определяется внутренним смыслом живописи. Светящийся, солнечный фон прибавляет радости, свежести и неотъемлемо сочетается с молодостью модели.

В живописи Сахненко свободные мазки, разнообразно положенные, лёгкие, мягкие, различной величины, формы, плотности воспроизводят пульсацию жизни природы. Объёмы передаются не только контрастом света и тени, но и расположением мазков, нюансировкой тонов, искусным сопоставлением красок. Цвет не накладывается на форму, а создаёт её. Лица, фигуры, предметы – всё как бы рождается из красочной массы.
Свет в картинах Виктора Сахненко – проводник ритма и тока жизни, претворяет композицию в мир чистой поэзии.
Творческая индивидуальность художника ярко проявилась в портрете, здесь особенно заметны его поэтический дар и великая любовь к жизни.
Живописный реализм Сахненко идет от натуры. Его привлекает выразительность мотива, состояние среды, в которой живут персонажи. Манера письма становится важным компонентом в создании художественного образа.
«Портрет детей Кузьмичёвых» (1970) декоративен и монументален одновременно. Вспоминается «Семейный портрет» Анри Матисса: Сахненко в картине также использует идею хоровода, объединяющей линией которого является овальный стол. Сферическая перспектива усиливает впечатление замкнутости, где свободно чувствует себя гибкая линия, непревзойдённым мастером которым был Сахненко. Усечённый передний край стола выдвигает композицию на зрителя, втягивает тем самым его в эту праздничную реальность картины.

Монументальность, вечность прекрасное в сиюминутном состоянии – успешно разрешённая художником задача. Особое значение приобретает проблема света и цвета в этом произведении. Фигуры, предметы, пространство – всё в единстве света и цвета. Объединяющее начало – свет и цвет. Колорит складывается из единства красочных оттенков, он рефлектирует, обогащая красочную палитру, подчёркивает объём предметов и становится элементом композиции. Цвет здесь не накладывается на форму, а создаёт её: всё в картине как бы рождено этой красочной массой. Колорит этого произведения изыскан и радостен, в нем – утверждение красоты натуры, ее эстетической значимости. Композиция внешне статична, но у зрителя возникает неотъемлемое впечатление внутренней динамики, импульса жизненной энергии и изображенных на них молодых людей.
Так Сахненко обогащает цвет и рисунок благодаря своему воображению, усиленному эмоциями.
Мазки и краски здесь наделены «пламенеющим» характером. Он смело прибегает к стремительному сокращению пространства. В картине нет традиционного разделения на фигуры и фон – всё равным образом подчиняется единой энергии ритма.
В потрете «Рулевого Владимира Кузнецова» (1969) создан привлекательный образ современника, человека труда, автор акцентирует внимание на мужественном лице и крупных руках Кузнецова, используя контраст темного фона и ярких бордово-красных тонов, которыми обобщенно и мощно прописаны фигура и лицо модели.
Сахненко много ездит по стране, подолгу живёт в колхозах, много рисует, пишет портреты тружеников и пейзажи, однако, у него не было случайных, проходных работ, каждая отличается зрелостью и содержательностью идеи, оригинальностью выражения. Его искусство необычайно динамично. Эта динамичность – в самой живописи, и в обострённом чувствовании многогранности духовной жизни современников. В картине «Девушка с книгой» (1971) строгое лицо героини подчеркнуто темным цветом платья с бордовым отливом. Фоном служит композиция из книг, которые читает девушка. Пульсирующие зигзагообразные фосфоресцирующие мазки краски лимонного цвета чередуется в определённом ритме с более широкими плотными пластами разных оттенков цвета. Сверху сквозь зигзаг – то ли абажур, то ли настольная лампа, то ли луна, бросающая отблеск света в левом нижнем углу в виде широких, выразительных насыщенно-жёлтых полос. Цветовой ритм картины – вертикаль (зигзаг, женская фигура), горизонталь – широкие красочные полосы. Поперечная тёмная полоса на заднем плане в тон платью – реальный мир, а не мир грёз.
В портрете художник не изменяет социально-психологическим традициям русской живописи. В портретном образе находят преломление надличные силы – среда и время, в этом коллизия созданных образов.

В «Портрете мужчины в фиолетовом» (1970) фигура героя несколько вытянута по вертикали. Замкнутое пространство напоминает научную лабораторию, может быть, космическую. Отсюда, видимо, лунный свет, дающий голубые и зелёные оттенки. Композиционно картина построена на контрасте белого и тёмного, но светлый забирает в свою стихию чёрный цвет, рефлектируя в него.

Как видим, в портретах присутствует цветовая символика, что делает их глубокими и ёмкими по смыслу. Их осевая линия – достоинство человеческой личности. В работе «Люда» (1968) фон «говорящий»: дома, храмы, белые размытые фигуры ангелов, ворота в храм. Справа – круг-скафандр, силуэт вышки-ракеты; вверху – белый голубь – символ души. У героини в белом платье и чёрном жакете огромные чёрные глаза, в руке она держит кисть со следами красной краски, вокруг её головы – ультрамариновый нимб, глубокая синь. Перед нами молодая художница, погружённая в творчество, старающаяся понять и перенести на холст образы, теснящиеся в её воображении.

Восприятие личности своих современников в портретах Сахненко окрашено благородством, в каждом человеке художник видел творческое начало и сильный характер, поэтому их образы надолго запоминаются.
Наряду с портретом, большое место в творчестве Сахненко занимает пейзаж. Он писал, в основном, лирические пейзажи, где характер и состояние природы сопрягаются с его чувствами. Характерный пейзажный мотив, то состояние, в котором он запечатлевается, включает в себя его представление о поэтическом своеобразии родной земли.
Пейзаж-созерцание «Лес» (1968) – это образ-символ ставшей ему второй родиной Белоруссии. Всё говорит о скромной величественности, спокойствии этого края: мягкая дымка, стаффажные фигуры лошадей, уводящие в глубь холста оттенки голубого и синего. Вытянутая по вертикали композиция, мастерски переданная воздушная среда акцентируют в нём аспект духовности.

Индустриальные пейзажи Донбасса также полны света и динамики, в них пульсирует ритм промышленного города с терриконами, шахтными постройками, трудовой жизнью горожан.
Виктор Иванович неоднократно бывал в Карпатах. Гармонично уравновешенные крупные зоны светлых тонов цвета, чёткая линейная и воздушная перспектива характерны для лирического карпатского «Зимнего пейзажа» (1959). Деревья с заиндевевшей осенней желтизной декоративно выделяются на фоне заснеженных гор. Эмоциональный восторг от величественности природы подчёркивают и маленькие по размеру стаффажные группы, которые, тем не менее, не нарушают, а подчёркивают значительность открывающейся панорамы.

В картине «Весна» (1962) отправной точкой перспективы является река. На ближнем к зрителю берегу – остатки снега на земле, берёзы. Они символизируют радость жизни. Чистого цвета нет, посредством валёров взаимодействуют все предметы, неся в себе мотив пробуждения природы к жизни. Река с мутной после таяния снега водой отделяет задний план композиции с постройками на холмистой местности, и всё это сливается в едином колорите. Сиреневый, изжелта-зелёный, жёлтый, оттенки зелёного – все эти цветовые пятна объёдиняет ритм и гармония. Синий и зелёный цвета на горизонте дают глубину перспективы. Верх картины повторяет передний план по ритму и цвету. Такая композиция позволяет сделать акцент на переднем плане.

В пейзажах присутствует ненавязчивая и органичная красота цветовых созвучий, что позволяет говорить о великолепной живописной архитектонике его произведения. Чтобы добиться этого, нужен настоящий талант колориста.
В 1960-е годы жанр натюрморта переживает настоящий расцвет. Их много в этот период и у Сахненко.
«Цветы и керамика» (1965) – камерный лирический холст. Предметы здесь выступают одухотворенными свидетелями, соучастниками жизни человека. композиция натюрморта с букетом весенних первоцветов и керамическими игрушками дает возможность передать в нем лирическое настроение автора. точка зрения – сверху и слева – позволила полнее ощутить ритм движения в расстановке предметов и их взаимодействия с окружающей средой. Его общая нежно-сиреневая цветовая гамма легка и музыкальна.

«Натюрморт в интерьере. В мастерской» (1967). Прежде всего, обращает на себя внимание контраст цветов: сине-холодного в центре картины и теплых желтых на дальнем плане. Передний план автор отдал их взаимодействию. Пастозное письмо дало возможность художнику показать динамику в статичных предметах. На картине художник запечатлел синюю лампу, коричневый стол с бликами жёлтого цвета от букета цветов на нём. В свободном расположении предметов подчёркнут ритм и взаимодействие всех композиционных составляющих.
Радостью, восторгом наполнены холсты «Натюрморт. Мальвы»,

«Цветущий миндаль» (1969). Обращает на себя внимание раскрепощённость чувств автора, желание выплеснуть их на холст в композиционный и колористической гармонии. Эффект этих картин построен на сильном красочном аккорде. Крупный план изображения, его масштабность, делают работы декоративными и выразительными, в них присутствует радость, гармония и уравновешенность.

Рассматривая работы Сахненко 1960-1970-х годов из коллекции музея, мы видим, как велик жанровый диапазон его творчества, а колористическое мастерство и умение создать яркий художественный образ, вызывают восхищение своим артистизмом.
В нашей статье мы попытались представить Виктора Ивановича Сахненко, его жизненный путь, насколько полно смогли собрать о нём материалы; его творчество, основываясь на произведениях из собрания Дружковского историко-художественного музея.
Перед нами предстает большой художник, коллекция произведений которого составила гордость музейного собрания. Оно велико и это притом, что активный творческий период у него был не продолжительным: выпали годы в оккупации, фронт, послевоенное студенчество. Сахненко окончил Киевский художественный институт в 1953, а уже в 1973 его не стало: тяжелая неизлечимая болезнь оборвала жизнь 50-ти летнего, полного творческой энергии, талантливого художника.
Сахненко-художник оставил нам свои произведения, в которых талантливо воплощены духовная высота человеческой личности и красота и многообразие окружающего мира.

Примечания
1. Письма В.И.Сахненко к А.Я.Бондарю от 27.04.1946г. и от
19.11.1971г. Фонды ДИХМ.
2. Письма А.О.Последович к А.Я.Бондарю 12 ед. Фонды ДИХМ.
3. Солодовникова Г.Н. Устные воспоминания о семье Сахненко.
4. Вони спілкувалися із Сахненком // Неизвестная Дружковка.-1998
- №3,6. – С.50-51.
5. Общая тетрадь: рабочие записи В.И.Сахненко с вкладышами и
вставками. Фонды ДИХМ.
6. Абрамов Ю. Долгая дорога домой // Неизвестная Дружковка.-
2000 – №1(9).-С.20.
7. Сахненко В.И. Братья (фрагмент из рассказа). Фонды ДИХМ.
8. Выписка из протокола № 43 о дипломной работе В.И.Сахненко.
Фонды ДИХМ.
9. Филонович И.,Гревцов Н. Изобразительное искусство Донбасса.//
Социалистический Донбасс – 9 декабря 1955.
10. Бойко У. Што можа колер. Пра жывапіс Віктара Сахненкі (вырезка
из газеты).
11. Півень В.Ф. “Шістдесятник” Віктор Сахненко. // Неизвестная
Дружковка. – 1998, №3,6. – С.49-50.
12. Вони спілкувалися із Сахненком // Неизвестная Дружковка.-1998
- №3,6. – С.50-51.
13. 6.Віктар Івановіч Сахненка. Каталог. – Мінск: Беларусь. 1975.
14. Спогади про Сахненка. // Неизвестная Дружковка -1998, №4,7-
С.29-32.
15. Вони спілкувалися із Сахненком // Неизвестная Дружковка.-1998
- №3,6. – С.50-51.
16. Вони спілкувалися із Сахненком // Неизвестная Дружковка.-1998
- №3,6. – С.50-51.
17. Спогади про Сахненка. // Неизвестная Дружковка -1998, №4,7-
С.29-32.
18. Спогади про Сахненка. // Неизвестная Дружковка -1998, №4,7-
С.29-32.

Рекомендуем также прочитать:

Понравилась статья? Поделитесь ею в соц. сетях!

2 мысли о ““Страницы истории Дружковки: знаменитые земляки” 2013 – Художнику Сахненко В.И. – 90 лет со дня рождения и 40 лет со дня смерти

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>