Балашов Анатолий Терентьевич

Т.Я. Долиновская

 директор Дружковского  историко-художественного музея

КОЛЛЕКЦИЯ ДРУЖКОВСКОГО МУЗЕЯ:

произведение резчика по дереву и кости Анатолия Терентьевича Балашова,

народного мастера республики Саха (Якутия), в музейном собрании;

интересные факты его биографии;

некоторые  особенности творческого метода художника 

к 70-летию со дня рождения мастера 

ПРОИЗВЕДЕНИЕ АНАТОЛИЯ БАЛАШОВА
В КОЛЛЕКЦИИ ДРУЖКОВСКОГО МУЗЕЯ

В фондах Дружковского музея хранится необычный музейный предмет: «лопатка лося» – так называют охотники большие лосиные рога, имеющие широкую слитную поверхность. Основная часть рога из собрания нашего музея покрыта резьбой. Называется это произведение «Дух охоты» и было выполнено в 1997 году. Автором рельефа является резчик по дереву и кости Анатолий Терентьевич Балашов, который проживал в Дружковке с 1971 года по 2000 год с перерывами – он уезжал на заработки в Россию, на Север и Дальний Восток.Дружковка, История Дружковки

Сотрудники музея познакомились с А.Т. Балашовым в конце 1999 года. Накануне своего юбилея – в начале следующего года  ему исполнилось 60 лет – Анатолий Терентьевич по собственной инициативе пришел в наш музей, представился, показал фотографии своих  произведений, рассказал о себе, предложил сделать выставку. Экспозиция стала своеобразным творческим отчетом художника и носила символическое название «Лабиринты творческого представления Анатолия Балашова» – там были представлены работы, которые резчик сделал в Дружковке.

Дружковка, История ДружковкиДружковка, История Дружковки

А.Т. Балашов второй слева

Благодаря  этой выставке сотрудники нашего музея открыли для себя творчество еще одного мастера, который жил и работал в нашем городе, при этом использовал достаточно экзотический для нашего региона материал: лосиные и олени рога, рог изюбра, моржовый клык, бивни мамонта… Выставка  экспонировалась в нашем музее  почти всю первую половину 2000 год. На финале её работы мастер сам определил произведение, которое передал в дар музею.

За время экспонирования выставки автором данной статьи было подготовлено интервью с резчиком для городской газеты «Окно», в котором были зафиксированы интересные факты его биографии, а также отмечены некоторые аспекты творческого кредо художника. В феврале прошлого года Анатолию Терентьевичу исполнилось 70 лет  – прекрасный повод еще раз проследить, в каком направлении шло развитие  таланта А.Т.Балашова;  обратиться к исследованию творческого метода мастера, проанализировать причины, оказавшие влияние на его формирование, обозначить присущие ему особенности.  А также определить место произведения из Дружковского музея в творческом наследии художника.

РОДИНА  ХУДОЖНИКА.  ПЕРВЫЙ  УЧИТЕЛЬ  РИСОВАНИЯ

А.Т.Балашов родился  13 февраля 1940 года в Сочи. В детстве Анатолий любил рисовать. Благодаря судьбе рядом в этот момент оказался человек, который поддержал его увлечение и познакомил с азами изобразительной грамоты. «В этом плане мне очень повезло, – рассказывал А.Т.Балашов. – В школе в первом классе этот предмет у нас вела Ольга Сергеевна Ковальчукова – чуткая, интеллигентная женщина, хорошо знавшая свой предмет и любившая своих учеников. От неё мы узнали, что она прямой потомок князей Волконских. Со своими учениками она часто говорила по-французски. Она прожила долгую, 98 лет,  и нелегкую  жизнь  – пережила гибель мужа и детей. Дома у неё всегда была детвора, с которой она постоянно занималась. Её ученики, став взрослыми, приводили к ней уже своих детей. И мне Ольга Сергеевна помогла найти путь к прекрасному, открыла секреты мастерства. Да разве только мне! У неё учился и мой друг Владимир Васильевич Дубенко, сегодня он – художественный руководитель муниципального предприятия «Малая Академия искусств» г.Санкт-Петербурга. После Армии я продолжал навещать мою учительницу» [1].Дружковка, История Дружковки

Балашов А.Т. – Рисунок с натуры «На этюдах». 28.9.57 г. История Дружковки, Дружковка

Балашов А.Т. – Портрет с натуры. 4.3.1958 г.

История Дружковки, Дружковка

Балашов А.Т. – Портрет Лубенко с натуры. 3.10.58 г.

Но увлечение Анатолия не определило выбора им профессии, потому что его послевоенное детство, как и у большинства советских мальчишек, было нелегким: отец ушел на фронт и не вернулся, матери одной пришлось поднимать двух детей – у Толика была еще  сестренка. Анатолию рано пришлось думать о том, как заработать на жизнь. После школы он поступил в Сочинский политехнический техникум, где осваивал разные строительные профессии. Учебу прервала служба в армии. После окончания техникума в 1971 году работал слесарем, каменщиком, но в основном – сварщиком.

КАК   АНАТОЛИЙ   БАЛАШОВ  ОКАЗАЛСЯ  В  ДРУЖКОВКЕ

            В 1971 году в Сочи приехала отдыхать дружковчанка Людмила Васильевна Писаренко. На тот момент Людмила Васильевна развелась со своим мужем и у нее росла дочь. К этому времени Анатолий Терентьевич тоже сделал попытку создать семью, но неудачно:  вскоре после женитьбы он расстаться со своей первой женой,  детей у них не было. Л.В.Писаренко и А.Т.Балашов случайно встретились, познакомились, сразу же понравились друг другу и решили жить вместе. Домой из отпуска Людмила Васильевна возвращалась не одна, а с Анатолием Терентьевичем.  Так А.Т.Балашов впервые оказался в Дружковке – на родину своей второй жены. Сначала супруги Балашовы жили и работали в Краматорске, но почти каждую субботу и воскресенье приезжали в Дружковку навестить родителей супруги, которые проживали в Торецком поселке – это частный сектор города. Молодая семья нуждалась в обустройстве быта и Анатолий Терентьевич с Людмилой Васильевной решили ехать на заработки в Россию, на Север. В 1977 году, вернувшись домой, они купили собственный дом в Дружковке, в Торецком поселке по улице Артиллеристов, недалеко от родителей Людмилы Васильевны.

Семья у Балашовых была дружной: все вопросы решали только на семейном совете   и если принимали решение, например, ехать на заработки,  то ехали всей семьей. Когда у Людмилы Васильевны  и Анатолия Терентьевича родилась дочь, у них никогда не было деления детей на «своих» и «чужих». Людмила Васильевна была замечательной хозяйкой; хорошо готовила, по профессии она – повар. А о таких, как Анатолий Терентьевич люди говорят: «рукастый». В одном из помещений своего дома оборудовал мастерскую и всю мебель для своего дома сделал своими руками. Кроме изготовления утилитарные вещи он занимался и творчеством: из дерева высекал фигурки животных, резал рельефные панно, выжигал на фанере – на выставке в нашем музее экспонировались его автопортрет и портрет жены. Тогда Анатолию Терентьевичу пригодились навыки рисования, приобретенные им в школе.

Обосновавшись в нашем городе Анатолий Терентьевич сначала работал электросварщиком в шестом цехе Дружковского машиностроительного завода и трудился там в общей сложности 15 лет, если исключить моменты в его трудовой биографии, когда он уезжал на заработки в Россию. В конце 1990-х годов, во время своего последнего пребывания в Дружковке, ему захотелось, чтобы его увлечение стало его профессией и он устроился на работу в частную столярную мастерскую Михаила Чайки. Там приходилось делать всё: двери, столы, табуретки… Помимо обычных предметов, требующих стандартного решения, пришлось выполнять индивидуальные заказы, предполагавшие сюжетную резьбу.

Михаил Чайка отзывался об Анатолии Терентьевиче как о добросовестном и трудолюбивом работнике; отмечал его постоянное стремление к совершенствованию мастерства. В этом плане примечателен один факт:  в столярной мастерской Миши Чайки, А.Т.Балашов познакомился со своим коллегой И.В.Загнетовым, выходцем с Урала, потомственным резчиком по дереву;  но близко они не сошлись. Оказалось, что представления Ивана Васильевича о том, как должен работать резчик по дереву – так  научили его отец и дед;  его грубоватая манера исполнения, якобы небрежное отношение к деталям (будто «сделано топором» как в народном творчестве)   абсолютно чужды Анатолию Терентьевичу. У А.Т.Балашова ярко выражено стремление довести работу до совершенства, когда в том, что он сделал ничего нельзя изменить и добавить.

КАК  АНАТОЛИЙ  БАЛАШОВ  СТАЛ  РЕЗЧИКОМ  ПО  КОСТИ 

В 1972 году А.Т.Балашов оказался в Магадане. О причинах, побудивших его  сделать такой шаг, и о своих первых впечатлениях от Русского Севера Анатолий Терентьевич рассказывает следующее: «В то время, чтобы заработать нормальные деньги, все ехали на Север. Поехал и я – такие были времена. В моем представлении (в тот момент я думал как человек, родившийся и выросший на берегу Черного моря) на Севере – суровая тайга и хищные звери, короткое лето и долгая зима, страшные морозы и все люди должны были быть одетыми в меха сверху донизу, а оказалось одеты как везде. А все остальное – правда: и про тайгу, и про зиму, и про снег… » [2].

А.Т.Балашов был заядлым рыболовом с детства, в Магадане он пристрастился еще и к охоте. Однажды ему удалось побывать в гостях у одного  охотника под Магаданом. Эта встреча  произвела на него сильное впечатление. О своих незабываемых эмоциях он рассказывает так: «Когда вечером все собрались вместе, разместились, кто как мог. Кому не хватило табуретов, использовал просто пни, валявшиеся здесь же во дворе. А тем, кому не хватило пней, хозяин предложил сходить в сарай и выбрать понравившийся. Пошёл и я. Пенечки как пеньки лежали кучкой.. Выбрал я пенек получше, только не то чтобы поднять, а оторвать его от пола не смог, хотя был человеком не слабым – всю свою жизнь занимался физическим трудом.  Удивлению нашему не было предела. На наш вопрос: «Что это за пеньки такие, как железные; что это за деревья такие у вас растут?» – хозяин ответил: «Да есть в наших краях такие, называются «бивень мамонта». Это ещё больше нас удивило: такого количества и размеров бивней мамонта мы не видели и вряд ли увидим ещё» [3].

   А также Анатолий Терентьевич поведал, что «у хозяина дома имелся большой сарай, оборудованный под настоящий склад, который был забит рогами лося, оленя, изюбра. Какие они разнообразные по форме… Рога изюбра бугристые, и в тоже время они самые симметричные; у оленей симметричные рога встречаются одни на тысячу пар. Если бы вы видели, какие уникальные экземпляры там встречались – некоторые лосиные рога с черепом в своем развороте достигали двух метров. А какая у них мощная розетка – самая твердая часть рога у черепа лося. Некоторые из представленных там  образцов сохранились ещё с довоенных лет. Какой замечательный материал для резца скульптора! Тогда я даже не подозревал, какое это богатство и что через 15 лет я сам стану резчиком по кости» [4].

О том, как это случилось, А.Т.Балашов рассказал следующее: «Это произошло в 1990 году, когда я со своим старшим зятем снова поехал на заработки на этот раз  в Южную Якутию, в город Нерюнгри. Приехали мы не место, только вышли на привокзальную площадь,  встречаем своего старого знакомого, начальника строительного управления Марка Борисовича Ганкина. В Нерюнгри долгое время существовал участок строительного управления № 2 треста «Донуглемашстрой» или «ДУМС». Сам трест находился в Дружковке, когда он был организован, М.Б.Ганкин был одним из первых специалистов-строителей, приехавших в наш город  из Донецка. Ещё в Дружковке  мне пришлось работать с Марком Борисовичем» [5].

Встретив А.Т.Балашова в Нерюнгри, М.Б.Ганкин сразу предложил ему: «Костью будешь заниматься – завтра возьму на работу» [6]. Анатолий Тереньтьевич призадумался: «Вообще-то я строитель, а тут новое дело предлагают. Надо, думаю, сначала попробовать, что это такое… Мне тут же выдали рог. Лобзик я всегда возил с  собой,  знал пригодиться – для моих рук всегда найдется работа. Рог, правда,  оказался слегка подгнившим  – так что пришлось повозиться:  за ночь я сделал скульптуру. Моя первая работа представляла собой целую композицию «Олень борется с волком». Так  мне почему-то захотелось. Работа получилась ажурная. Для большей выразительности, как мне тогда казалось, свою первую работу я раскрасил акварелью. Так делают  якутские резчики по кости – я видел их работы. Позже моя жена подарила этот рог нашим хорошим друзьям в Нерюнгри – супругам Гончарам. Однажды эта скульптура упала и разбилась – мне больно было смотреть на это, и я отреставрировал её. Мое первое произведение (сегодня я осознаю его недостатки) мне дорого как память. Так я стал резчиком по кости» [7].

ТВОРЧЕСКИЙ  МЕТОД А.Т.БАЛАШОВА

У каждого мастера есть свои секреты творчества – имеются они и у Анатолия Терентьевича. Они то и определяют творческий метод автора. Он включает в себя то,  как резчик ведет поиск сюжетов для своих работ; относится к наследию мастеров прошлого, какие принципы и приемы использует для организации композиционного пространства; какую роль в его произведении играет цвет и фактура материала, как организован процесс работы над произведением, какие технологии он использует при этом… На этих моментах мы и остановимся.

Освоение  техники  резьбы  по  кости

Надо отметить, что в Якутии резьба по кости издавна является традиционным ремеслом местного населения. «С 18 века здесь распространилось изготовление шкатулок, гребней из мамонтовой и моржовой кости с ажурной резьбой, где сочеталось сюжетное изображение с тонкой ажурной сквозной сеткой;  а также развивалась мелкая пластика [8]. Интерес к этому виду творчества не угас и в наши дни – подтверждение этому предложение М.Б.Ганкина.

 На мой вопрос: «Кто научил вас мастерству резьбы по кости?» Анатолий Терентьевич ответил: «В буквальном смысле, никто. Я никогда не был в мастерской ни у одного профессионального художника. До всего дошёл сам: читал книги, посещал выставки, общался с народными мастерами-умельцами. Мне нравится, когда вещь сделана хорошо, красиво. Якуты режут кость грубо, плоско, делают почти гравировку. Когда смотришь на их скульптуру, сразу – не поймешь то ли мамонт, то ли телефон – разница не большая. Я же люблю, чтобы каждый предмет был тонко проработан, завершён, казался объемным [9]. И в тоже время А.Т.Балашов добавляет: «Мне больше по душе те вещи, которые как бы чуть-чуть не доведены до конца и которые ещё имеют шанс для развития сюжеты и пластической формы, а также дают возможность для диалога автора произведения со зрителем по данной теме» [10].

Процесс работу над произведением

О том, как начинается процесс работы над произведением, Анатолий Терентьевич рассказывает следующее: «Прежде чем начать работу, я долго осматриваю каждый рог, прощупываю каждый его сантиметр, каждый бугорок и впадину. От этого зависит, что я сделаю из данного материала. Ведь рога бывают разные: одни раскидистые, но тонкие, другие меньше по размеру, но зато толстые. Первые годятся для композиции, в которой сюжет будет развиваться на первом плане и вширь. На вторых хорошо изображать объемные фигуры в сложных динамичных ракурсах, а также показывать многоплановый пейзаж, глубину пространства… Исходя из возможности материала, я ищу подходящий сюжет…» [11].

Бывает и так, что найти интересное решение темы, А.Т.Балашову помогает интересная картинка или фотография, ради которой он просматривает сотни книг, альбомов, журналов… Иногда из-за одной понравившейся картинки он, бывало, покупал целую книгу.  Рассказывая об этом, Анатолий Терентьевич все время листает старые журналы, которые лежат на столе, и во время беседы он продолжает присматривать там что-то для себя. Увиденное становится отправной точкой для дальнейшей работы.

 «Когда сюжет или целая композиция «созревает» у меня внутри, – рассказывает мастер, – я делаю рисунок на кальке, приклеиваю его на рог, а затем лобзиком и стамеской (их у меня много – от самых маленьких до самых больших), а в последнее время бормашиной убираю все лишнее в заготовке.   Пока точу скульптуру – думаю, как бы я сделал следующую. Иногда проходит много времени, прежде чем придет нужное решение. Бывает так, что мои будущие работы снятся мне по ночам, а те временем заготовки рогов лежат на полке стеллажа, ждут заветного часа» [12].

Сюжетный  ряд  в  произведениях  А.Т.Балашова

На май вопрос: «Где вы берете сюжеты для своих работ?» Анатолий Терентьевич отвечает: «Нигде и везде. Я не ищу сюжеты специально. Мои работы – это реальные моменты из моей жизни. «Знаете,  я родился рыболовом, а потом, так сложилась моя жизнь, стал  и заядлым охотником. Весной, когда еще не сошел снег, я наблюдал сражения снежных  баранов (туров), любовался глухариными токами. Я видел, как рыба идет на нерест: для достижения своей  цели она упорно поднимается вверх по течению реки, преодолевая все препятствия на своем пути, а то и погибая вовсе…» [13]. Часто героями произведений А.Т.Балашова становятся моржи. Этих животных он изображает с явной симпатией. «Это потому, что я сам «морж». Я ведь родился на берегу моря и всю свою сознательную жизнь я плавал  в любое время года, в любую погоду. Когда я оказался в Нерюнгри, мое увлечение водной стихией приобрело новый ракурс. Как-то зимой ко мне пришёл мой друг Юрий Григорьевич Коковин, фотограф, фанатично любящий свое ремесло (он делал фотографии для фотоальбома о Нерюнгри, в котором были представлены и мои работы) и пригласил меня на охоту. Я никогда без уважительной причины не пропускал случая поохотиться. По тайге направились в сторону минерального источника, который находиться в 75 километрах от города.  Место известное среди местных жителей – в источнике круглогодично, невзирая на метеорологические условия, купались все, как взрослые, так и дети. Мы тоже решили окунуться. Вода, бьющая из недр земли, даже зимой не остывала ниже 35 градусов. Долго не хотелось вылезать из теплой воды. Особую прелесть водным процедурам привносил окружающий пейзаж – таежный лес, в буквальном смысле, заваленный толстым слоем девственного снега. Зато потом, чтобы переодеться, пришлось бежать к машине метров двести, ближе из-за количества машин невозможно было подъехать.  Знаете, быть «моржом» – это божественное удовольстви» [14].

«Я видел «живьем» почти всех птиц и зверей, а также жителей водной стихии, которых запечатлел в своих произведениях; кроме, конечно, мамонта, но мой интерес к этому ископаемому обитателю Земли  привел меня в музей в городе Якутске, где  я увидел его скелет. Не довелось мне, правда, встречаться и с белым медведем, но с бурым пришлось столкнуться  и не раз почти нос к носу, так что повадки «косолапого» я понимаю хорошо. Я знаю, как ведет себя охотник во время охоты…» [15].

На персональной выставке  мастера в Дружковском музее экспонировалась «лопатка лося» на тему «Охотников на привале» Перова. В связи с этим напрашивается вопрос о том, какое место в творчестве  Анатолия Терентьевича занимает копирование произведений известных мастеров. «Даже если я обращаюсь к творчеству признанных мастеров, я никогда не копирую их работы слепо, в точности один к одному. Я использую лишь идею, а сюжет разрабатываю  по–своему. Вот и в данном случае вы видите «Охотников на привале» по-Балашовски. Для этого сюжета я подобрал 5 рогов и все разные. Форма рога влияет на масштабность композиции, развернутость сюжета», – отвечает Анатолий Терентьевич [16].   Все его работы на эту тему  объединяет одно – тематическая завязка.  Во все времена любят охотники в момент отдыха на привале поделиться своим опытом, рассказать о личных впечатлениях, блеснуть своим обмундированием, похвастаться выучкой и сноровкой своего четвероногого помощника, продемонстрировать добытые трофеи, погреется у костра, хорошо закусить и, что «греха таить», пригубить за свое здоровье и удачу, а так же и своих близких… Но в каждом произведении Анатолия Терентьевича изображенны разные люди, и ведут они себя в одной и той же ситуации иначе. Детально проработана, со знанием дела, принадлежащая охотникам амуниция и снаряжение – современные: и ружье, и планшетка при себе имеется, и другие охотничьи «прибамбасы». И тут же разложена (и изображена «со смаком») закусочка то, что надо: нарезка из колбаски и всякое такое – одним словом, все как у людей. «И мне ли, охотнику с большим стажем,  не знать, как все бывает в таком случае у нас – у охотников…», – говорит А.Т.Балашов [17].  В его работах от Перова осталась лишь одна идея.

Вопрос о копировании, плагиате, влияниях в области искусства сложный и неоднозначный. Многие пытались, в частности академик Д.Сарабьянов, в нем разобраться, но окончательная точка в этом вопросе так и не поставлена.

Анатолий Терентьевич достаточно долго жил в Якутии, общался с местными жителями, был знаком с творчеством якутских мастеров. На мой вопрос, какое место в его творчестве занимает якутская мифология, он ответил: «Почти никакое. Я – реалист, и этим все сказано. Я люблю окружающий меня мир, и именно его я отражаю в своем творчестве. Работа «Дух охоты» – это скорее исключение из правил. В Нерюнгри у меня был подмастерье якут Егор Васильев, очень талантливый, рисовал по памяти просто виртуозно. Я так не могу, я работаю с натуры. Однажды он нарисовал духа охоты. Мне понравился его рисунок, и я выдолбил его на роге» [18]. В произведении А.Т.Балашова нашло отражение представление якутских охотников об устройстве мироздания, о взаимосвязи и гармонии мира человека и духов.

И так, в основе сюжетного ряда произведений Анатолия Терентьевича лежат, главным образом,   его  личные впечатления, его богатый опыт и знания, как охотника, так и рыболова.  Только в особых случаях он обращается к идеям на тему охоты и рыбалки, которые воплотили в своем творчестве известные художники прошлого. Крайне редко мастер обращается к мифологическим сюжетам – он предпочитает работать с натуры, а не по воображению.

  Эволюция  композиционных  замыслов

Сначала А.Т.Балашов вырезал фигурки отдельных животных или несложные сюжеты:  лиса охотиться на зайца, белый медведь, караулящий тюленя у проруби, охотник замер у берлоги, «косолапый» ловит рыбу в ручье… Постепенно композиции Анатолия Терентьевича усложняются, становятся многоплановой. В таких работах присутствует уже не только первый план, но и центральный, и дальний; то есть развитие сюжета идет вглубь пространства. При этом общее композиционное решение упорядочено:  произведение состоит из отдельных вполне самостоятельных частей. Так на одной «лопатке», в центре работы, мы видим глухариный ток: на поляне сошлись соперники, за единоборством которых наблюдают «зрительницы», удобно умостившись на ветках стоящих неподалеку деревьев. В левой части рога, мы видим медведицу, играющую со своими расшалившимися медвежатами. И даже в  моменты проявления материнской нежности, одного из своих чад она лапой загребает к себе, как бы защищая, закрывая собой от возможной опасности,  медведица не теряет бдительности: вот и сейчас она через плечо оглядывается назад, вслушиваясь в звуки сурового  таежного леса за своей спиной. Этот лес может нести  для неё и её детей смертельную опасность или укрыть, спасти, защитить их. А рядом – волки, терзающие добычу. Здесь же – рысь, подстерегающую добычу… Птицы порхают с ветки на ветку. Сохатый вышел на опушку леса. Лоси на пастбище. И каждый сюжет мог бы стать отдельной самостоятельной композицией. А вместе они – это калейдоскоп реальных, многообразных в своих проявлениях, событий из жизни большого таежного леса.

И если в начале Анатолий Терентьевич предпочитал показывать животных с наиболее выигрышной точки зрения – в рельефе, как правило, это изображение в профиль, когда силуэт животного наиболее узнаваем.  Постепенно у мастера усиливается желание изобразить своих героев в сложном ракурсе и в движении:  например –   лось, уходящий в глубь тайги, показан со спины, при этом животное оглядывается через плечо на зрителя.

В композиции у А.Т.Балашова нет неинтересных частей. Даже те, которые являются фоном для изображения животных, Анатолий Терентьевич прорабатывает тщательно, дает им интересную трактовку, находит занимательные моменты. Одни деревья, прямые и стройные, тянутся вверх; другие – раскидистые; третьи – вообще скособочились. Среди деревьев великанов поднимается молодняк. Между ними виднеется кустарник, а сохранившиеся пни – это немые свидетели прошлой жизни леса. Анатолий Терентьевич знает, что земля имеет свое «лицо». Она, как морщинами, изрезана овражками, имеются у неё и полянки, залитые солнечным светом, а местами она поросла сочной травой. История Дружковки, Дружковка Если в начале своего творческого пути А.Т.Балашов предпочитал делать ажурную резьбу, то позже он от  этого отошёл. «Сегодня я стараюсь избегать этого, стараюсь сохранить первозданную конфигурацию  рога», – говорит Анатолий Терентьевич  [19]. Но бывают случаи, когда применение сквозной резьбы обуславливался смысловой нагрузкой, которая была возложена на неё. Так, в большой «лопатке лося» А.Т.Балашов разделил композицию на две части: верхняя – небо и нижняя – земля. В верхней части он сохранил изображения стволов и веток деревьев, птиц и  животных, которые там обитают, и убрал фон. Благодаря этому приему происходит   взаимодействие реального и изображенного  пространства путем проникновение конкретного света и фона за работой в произведение через просветы между силуэтами – прорезы в роге. Когда менялось реальное освещение, которым освещено произведение, менялась и изображенная композиция. Благодаря этому мы наблюдаем, как лес в данном произведении то пронизан легкими утренними потоками света, то более плотная воздушная дымка надвечерья наполняет лесную чащу, сжимает пространство. Верхняя часть рога, где использовалась сквозная резьба, кажется более легкой наполненной светом и воздухом – по отношению к ней  нижняя часть работы представляется плотнее, весомее, материальнее…

Ажур, возникающий из чередования стволов могущих и подрастающих деревьев, которые напоминают атлантов, удерживающих небесную сферу на своих плеча; и сплетения их веток, так похожего на паутину из «бабьего лета», придаёт произведению особую орнаментальность.

Отношение к фактуре и цвету материала

Анатолий Терентьевич не мог оставить без внимания возможности, которые несет в себе сам материал.  Рог в своем первозданном виде имеет совсем иную фактуру, чем тот, который подвергся обработке в руках мастера. В первом случае, у него грубая шероховатая поверхность; во втором – разнообразная в зависимости от изображаемого предмета: волнистая, ребристая, узорчатая, со следами сколов резца… Кость можно шлифовать и полировать.  В своих произведениях резчик любит соединять разные виды фактур, при этом усиливать полученный эффект через её контраст. Длинная волнистая шерсть, покрывающая голову и туловище мамонтов, показана продолговатыми глубокими изгибающимися бороздками; гладкие бивни отполированы до блеска; а на загрубевшей коже хобота, который собирается складками как ребристый шланг, видны колотые следы  резца. В  творчестве А.Т.Балашова есть целый ряд скульптурок декоративных рыб. Когда мастер вырезал их, его мало интересовало то, к какому виду относится его героиня.   За то, с каким удовольствием  он высекал каждую чешуйку на её коже; «со смаком» прочерчивал каждую косточку, каждый хрящик её ребристых плавников и хвоста; с каким наслаждением полировал голову с большими пластинами жабр. Мастер очень любит делать вещи, имеющие красивую фактуру, напоминающую порой некий орнаментальный узор. В работах Анатолия Терентьевича оперенье птиц – это целый ансамбль  перышек  разной длины и качества: мелких и пушистых – на шее и тулове; средних – на крыльях и хвосте; больших и гладких – по краю крыльев. Особенно великолепно это выглядит в момент парения или взлета птицы, когда крылья раскрыты во всю мощь – именно такие ракурсы предпочитает выбирать А.Т.Балашов.

Отличается рог и по цвету: в природе он имеет коричневый цвет разных оттенков, порой брутальных. Побывав в руках мастера, цвет материала становится светлым, зачастую имеет теплый оттенок, который ассоциируется с видом топленого молока. Когда кость  имеет пятна, её нужно отбеливать. Со временем Анатолий Терентьевич прочувствовал эту особенность материала и понял, как эти качества обработанного и натурального рога могут замечательно взаимодействовать друг с другом. Например, когда он работает над «лопаткой лося», то по периметру резьбы он почти всегда оставляет часть рога необработанной – темный край как ореол таинственности обрамляет светоносную центральную часть произведения, что привносит в  работы А.Т.Балашов особую выразительность.

В начале своего творческого пути резчик подкрашивал свои работы акварелью, позже А.Т.Балашов отказался от использования в своих работах цвета: «Сегодня я уже так не работаю, теперь я не подцвечиваю свою скульптуру.  Свидетельство этого – моя выставка. Убежден: кость сама по себе очень красивый материал, поэтому кость должна оставаться костью» [20].

Когда А.Т.Балашов только начал  работать с этим материалом, он ту часть рога, где находилась резьба, покрывал лаком для сохранности произведения.  В результате этого появлялся  неприятный блеск, произведение как бы абстрагировалось, между ним и зрителем возникла дистанция –  это  мы видим в произведении из нашего музея. Со временем автор сам понял, какую ошибку он допустил, какие возможности материала были им утрачены: исчезли присущие именно ему та неповторимая мягкость и теплота,  ощущение трепетности живой плоти. В дальнейшем Анатолий Терентьевич отказался полностью от использования лака в резьбе по кости. Но исправить ошибку так и не решился – работа из нашего музея и сегодня в том виде, в каком она была завершена в 1997 году.

ТВОРЧЕСКОЕ  НАСЛЕДИЕ  МАСТЕРА

Что касается мелкой пластики, то в количественном плане она не поддается учету. Другое дело  большие лосиные рога. На мой вопрос: «Скажите, сколько за свою десятилетнюю творческую деятельность вам пришлось сделать «лопат» лося?» Анатолий Терентьевич ответил: «Сотни две, если не больше. Вы себе не представляете, что раньше творилось в аэропортах на Севере. Каждый улетающий из тех краев считал свои долгом привести на память «северный сувенир» – рога. Сегодня это запрещено, а кость мамонта идет на «вес золота». Мои работы из рога есть во многих странах: в Китае, Японии, Англии, Израиле, Корее, Германии и других странах. Но, как не странно, сделанных мною  «лопат» лося больше всего в Донецком крае: В Донецке, Горловке, Макеевке и, конечно же,  в Дружковке [21].

На мой вопрос: «Какое из сделанных вами произведений является любимым?» Анатолий Терентьевич ответил: «Для меня все мои работы любимые. Во всех – частица моей души. Какая разница, что делать: резать кость или дерево – лишь бы было желание и хорошее настроение, да материал. А вот у членов моей семь есть любимые работы. Так младшей дочери Ирине всегда нравился мамонт, она сказала мне, чтобы я ни при каких обстоятельствах его не продавал и не дарил. А старшей Светлане импонируют моржи. Леночке, внучке, как и мне, нравятся все работы, но особую симпатию в ней вызывает резное панно из дерева «Розы» [22].

В прошлом году, в связи с юбилеем А.Т.Балашова, в Москве на ВДНХ экспонировались его произведения.

ПРОДОЛЖЕНИЕ   ДЕЛА   А.Т.БАЛАШОВА  В  СЕМЬЕ  ХУДОЖНИКА

Одиннадцать лет назад, то есть в 2000 году, на мой вопрос: «Есть ли в его семье продолжатели его дела?» Анатолий Терентьевич ответил: «Нет. У меня две взрослые дочери, у обоих медицинское образование. Знаете, я считаю, что резьба по кости – это не женское дело: она не любит «слабого», требует крепкой мужской руки, чтобы покорится ей. У меня правда есть два зятя, но у них к этому делу «не лежит душа». Нет, не то, чтобы они это дело не любят, просто у них нет того, что дается истинному мастеру свыше, но без чего нельзя творить – и с этим ничего не поделаешь» [23].

 

 

Примечания

1. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

2. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

3. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

4. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

5. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

6. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

7. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

8. БСЭ, Т.30 С.495

9. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

10. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

11. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

12. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

13. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

14. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

15. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //

16. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //

17. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

18. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

19. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

20. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

21. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

22. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

23. Долиновская Т. «Резьба по кости требует крепкой мужской руки (Интервью с мастером Анатолием Балашовым, выставка работ которого проходит в художественном музее). //  Окно. – 2000-  № 12 (281) 24 марта. – С.8.

Город Дружковка и его история…

Рекомендуем также прочитать:

Понравилась статья? Поделитесь ею в соц. сетях!

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>